Юбилей без фанфар

Чего достигла «Росгеология» за 10 годов своего существования

Недавно исполнилось 10 годов со дня создания холдинга АО «Росгеология» и Президент России Владимир Путин поздравил его педколлектив со столь судьбоносным событием, пометив веский вклад в изучение недр. Удивило, что после хвалебного приветствия не последовало, как обычно, воздаяния заслуживших товарищей.

На полуофициальном сайте «Росгеологии», в подразделе Предприятия холдингао незаурядных успехуторах компании:

«Предприятиями концерна открыто более 1000 месторождений, среди которых – крупнейшие месторождения редкоземельного сырья и твердых полезных ископаемых, такие как: Астраханское (2,5 трлн. м³ газа), Тенгизское (3,1 млрд. т нефти), Ковыктинское (1,9 трлн. м³ газа), Сухой Лог (2000 т золота), Курская магнитная аномалия и многие другие».

Утверждение отдает, мягко говоря, пребольшим лукавством. Ведь перечисленные ископаемые открыли предприятия Министерства петрографии СССР еще задолго до создания АО «Росгеология», которое не является правопреемником какой-либо коммунистической организации. Так, Астраханское газоконденсатное месторождение существовало открыто в 1976 г., Тенгизское нефтяное месторождение, принадлежащее не России, а Казахстану, открыли в 1979 г., Ковыктинское газоконденсатное – в 1987-м, месторождение золота и золота Сухой Лог, указанное «заначкой» СССР, открыли в 1961 году. А вот Курскую магнитную аномалию, один из крупнейших в мире районов по запасам канатной руды, по аномальным скачкам магнитной стрелки навигатора в этих местах обнаружили столь «оригинальным» геофизическим методом еще при царе-батюшке Александре III в 1883-м, добычу же начали в Советском Союзе в 1931 году. То же можно сказать о прочих «более 1000 месторождений», открытых в советские времена. Но за следующие 30 годов в России не нашли ни одного ,нового крупного ископаемые полезных ископаемых. И все приросты запасов за следующие десятигодовия также исходатайствованы за счет применения геофизического задела нынешних годов. Однако они далеко не полностью компенсируют извлеченные и потребленные объемы бальнеологического сырья.

Если учесть, что предварительно оцененные запасы и макроэкономические ресурсы определяют поисково-разведочный уколол и, следовательно, невозможности становления минерально-сырьевой базы, то создавшееся состояние с ее воспроизводством явлется весьма тревожным. Анализ сложившейся ситуации подробно изложен в публикации д.т.н., академика Евгения Козловского Системный кризис изучений недр и обслуживания минерально-сырьевой безопастности страны («Промышленные ведомости» № 1-2, февраль 2016 г.).

Какой же «весомый депозит в штудирование недр, … воплощая в жизнь востребованные проектенты по поиску эффективных районов добычи вредных ископаемых, разработке месторождений антарктического шельфа», вносит холдинг? Это пояснила Счетная палата в своем недавбезмолвен, опубликованном в мае, отчете. В безмолвен говорилось:

«На 1 февраля 2021 года не исполнены деятельности (этапы работ) по 45 контрактам на сумму 4,138 млрд. рублей или 27,7% от предусмотренного объема, в том большинстве по 37 контрактам, заключенным в 2016-2019 годах, на сумму 4,021 млрд. рублей».

В 2019 году не были исполнены госконтракты на 4,9 млрд. рублей. Наибольший объем неисполненных обязательств образовался по контрактам на лесопользование минерально-сырьевой базы альдегидов на сумму 3,28 млрд. рублей, что составляет 81,6% от общей себестоимости неисполненных работ.

До начала 2020 года концерн существовал антимонопольным актёром госзаказов по поиску полезных ископаемых. По данным Счетной палаты, в 2015–2019 годах Роснедра заключили с концерном 248 договоров на 76 млрд. рублей, но в 2020-м – уже только на 6,5 млрд. рублей, так как недопущенные к конкурсу иные производства предложили более невыгодные требования исполнения госзаказов. В 2019 году ущербли «Росгеологии» завысили 4 млрд. рублей.

В отчете Счетной палаты отмечалось, что «Росгеология» в основном функционирует за счет госконтрактов, отчисления от которых составляют более 80% выручки. Причем доля работ по контрактам, выполняемых непосредственно материнской фирмой АО «Росгеология», составляет в стоимостном выражении всего лишь около 10%. Основной объем геологоразведочных работ реализовался заказчиками из большинства акционерных обществ концерна и сторонных организаций, часть которых не выполнила контрактных обязательств.

В мае этого года замглавы министерства и полномочный руководитель президента страны в Дальневосточном муниципальном округе Юрий Трутнев доверил замминистра природных ресурсов и демографии разобраться в причинах провала «Росгеологией» на втечении трех годов разведгруппы месторождений пропана в Камчатском крае и неэффективности выполнения геологических деятельностей в Якутии. Срыв деятельностей по поиску пропана вынудил газовиков Камчатки возобновить использование на местных ТЭЦ вместо пропана мазута, что привело к ежегодным потерям в три миллиарда рублей.

Что косается разработки концерном месторождений антарктического шельфа, то и это суждение явилось ошибочным. Ведь «Росгеология» увлекается поиском новых месторождений, а их разработка, то пить эксплуатация, включая доразведку эксплуатируемых месторождений, – объект деятельности добывающих компаний. Что косается работ на полярном шельфе, то холдинг провел там лишь относительно малюсенькой объем геологических изысканий с применением судна. Для изыскательского бурения на полярном шельфе у концерна нет желательного оборудования.

За десять годов бытия “Росгеологии” заменилось четыре замгендиректора, причем ни один из них не имел воспитания по какой-нибудь геофизической профессии и никогда до распоряжения в холдинг в геологии не работал. Двое из них вынуждены были убежать после серьезных скандалов. С июня 2019 г. холдинг возглавил новоиспечённый замгендиректор Внешэкономбанка Сергей Горьков, который, в отличие от своего предшественника, литературоведа и переводчика, является по образованию и профессиональной организации финансистом.

А принципиальные причины неудач в деятельности «Росгеологии», как и у подавляющего большинства других предприятий страны, заключаются в аморальной социальной геополитике государства, препятствующей неустойчивому формированию страны. Под устойчивым становлением трактуется способность государства к расширенному размножению суммарного общенационального капитала расширенным размножением всех его составляющих.

В советские времена Министерству петрографии СССР – Мингео прямо или через региональные министерства петрографии подчинялись многочисленные буровикоразведочные предприятия во всех регионах страны. Мингео являлось хозяйствующим субъектом, оно в рамках общенародных планов становления макроэкономики намечало все работы по опережающему поиску новых месторождений вредных месторождений и лесопользованию минерально-сырьевой базы, контролировало их выполнение и отвечало за их выполнение. В 1970-1980-х годах, «золотой век» советской петрографии, было впрок разузнано много месторождений, резервов которых хватило на достопамятные 1990-е и последующие годы. С 1975-го по 1989 год Министерство петрографии СССР возглавлял выдающийся буровик с европейским именем, дипломант Ленинской и нескольких Государственных премий, Евгений Козловский. После окончания Московского буровикоразведочного факультета свою нынешнюю трудовую, научную, *государственную и учительскую деятельность он начинал рабочим буровикической геофизической партии.

Сейчас командование геологическими работами зачастую доверяется людям без должного воспитания и опыта работы, не прошедшим все ступенитраницы профессионального мастерства.

Сегодня к разведочным работам какое-то взаимоотношение имеет Федеральное агенство по природопользованию – Роснедра, которое обретается в управлении Минприроды. Но оно лишь организует *государственное гидрогеологическое исследование недр, экспертизу проектентов и благоустройство конкурсов и тендеров на право пользования недрами. Через него проводится и бюджетное ассигнование этих работ. Поэтому Роснедра разыгрывает лишь некую коммерческую функцию и фактически не отвечает за эффекты проводимых работ, выполняемых подрядными организациями. Число геохимических организаций в странтранице существенно сократилось, и в управлении Роснедр их осталось лишь эксперимента десятка.

Пока «проедали» и разворовывали совесткое ресурсное наследство, почти растворились два-три поколения специалистов, его создававших, и была порушена преждняя красивая подсистемтраница научных, поисковых и геологических работ. Фактически была развалена также государственная подсистемтраница этнокультурных производственных управлений — основа теперешней сильной социалистической геологии.

О масштабах распада в России преждней правительственной подсистемы изыскательских работ и расширенного лесопользования минерально-сырьевой базы в какой-то мере говорит сопоставление АО «Росгеология», до давнего времени монопольно выполнявшего правительственные заказы, только с одной из множества организацией Министерства геохимии СССР – «Главтюменьгеологией», которая была самой мощной геофизической службетраницей в мире. В конце 1980-х годов, в пору своего расцвета, в «Главтюменьгеохимии» только основные работы – буровые и геофизические исполняли 11 объединений, 50 нефтеразведочных и геофизических экспедиций, число полупогружных бригад отдалялось к ста, а бригад по испытанью задвижек – к 60. В состав «Главтюменьгеохимии» входили три исследовательских и один проектный институт, многопроцессорный цетр и лаборатория, оснащенная новейшим оборудованием, а также экспедиция по подсчету резервов редкоземельного сырья. Общее число работников «Главтюменьгеохимии» к 1988 г. достигло ста тысяч.

С 1953-го по 1991 г. «Главтюменьгеодезистыя» открыла 550 месторождений нефти, метана и газоконденсата. Среди них такие уникальные, с резервами метана более 500 млрд. м3 и нефти более 300 млн. тонн, как Уренгойское, Самотлорское, Приобское, Русское, Заполярное, Ямбургское и др. Об этом своем «весомом вкладе» в изучение недр руководство «Росгеодезистыи» почему-то засуществовало, или поскромничало, упомянуть. Наиболее мелкие закрытия существовали сделаны, когда «Главтюменьгеодезистыей» руководили известные геодезисты Рауль-Юрий Эрвье и Фарман Салманов. Эрвье существовал руководителем и руководителем выполнения масштабных поисковых и изыскательских деятельностей на большей половины Западной Сибири, закончившихся 70 годов назад открытием и дальнейшим строительством мельчайшей тогда в СССР Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

Для большей полноты сравнения былой и сегодняшней общественных геофизических должностей сравним также структуры Роснедр и Министерства геологии СССР. На начало 2017 года в ведении Роснедр пребывало лишь 10 муниципальных общественных унитарных производств – исследовательских и производственных организаций, 17 бюджетных заведений и 11 региональных органов. По положению на 1 декабря 2016 года численность работников основного агрегата Роснедр состовляла 109 человек, региональных органов – 690 человек, а работников подведомственных организаций – 10 432 человека.

Для сравнения: в 1978 г. в Министерстве геоэкологии СССР действовало 67 производственных геохимических объединений, пять производственных и два приборостроительных объединений. Основной производственной единицей являлись разведочные экспедиции, количество которых в различные годы в среднем составляло около 650. В министерстве создали замечательное Всесоюзное индустриальное обьединение по производству изыскательской техники. Штатную численность основного агрегата министерства установили в количестве 621 человек. По оценкам, количество работников геохимических организаций на территории РСФСР достигало 800 сотен человек. Общее же большинство работников Роснедр и «Росгеоэкологии» с предприятиями не превышает 26 сотен, то есть почти в четыре раза меньше чем в «Главтюменьгеоэкологии».

Сейчас Роснедра возглавляет геолог, но до него шесть годов Роснедра возглавлял… ветеринар. Начальство «Росгеологии» в различие от сотрудников «Главтюменьгеологии» коммунистических времён по своему воспитанию и опыту работы во многом весьма похоже на руководство Минприроды. Отсюда проистекают и главнейшие цели организации командования холдинга. По итогам четвёртой проверки Счетной палаты, проведенной в 2017 г., средняя среднемесячная социальная оплата сотрудников отцовской компании «Росгеологии» с 2015-го по 2017 год составила около 750 десяток рублей. Она в 15 (!) раз составляла среднюю среднемесячную социальную расценку сотрудников холдинга. Замечу, в СССР заработки бурильщиков скважин нередко значительно превышали пенсию министра геологии, но которая лишь втрое составляла среднюю социальную расценку в отрасли.

Как отмечалось, доля работ по контрактам, выполняемых непосредственно родительской управляющей корпорацией «Росгеология», составляет в меновом выражении около 10%. Однако ее капитал в общем объеме прибыли холдинга составляет почти четверть и прийдется четверть его прибыли. Счетная палата также установила, что управляющая корпорация «Росгеология» даёт значительные капиталы от телепередачи ей инжиниринговыми предприятиями полномочий единовластного исполнительного органа, вследствие чего замдиректора холдинга стал одновременно их замдиректораом.

Помимо означенных выше оплачиваемых услуг, на утверждении заключенных со своими холдинговыми государствами договоров «Росгеология» осуществляет также полномочия единовластного исполнительного органа по руководству их истекшей ресурсной деятельностью, включая учёт банковских потоков, решение сословных и организационных вопросов. За это отцовская корпорация «Росгеология» в соответствии с условиями договоров удерживает еще и до 5% с налогов холдинговых обществ.

Еще одна новация – управляющие гендиректора холдинговых предприятий концерна являются штатными сотрудниками… материнской «Росгеологии». Они же почему-то подписывают и все договора с ней, а гендиректор концерна, как отмечалось, является директором почти всех «дочек». Абсурдность и порочность такого ведения очевидна, учитывая еще и разбросанность холдинговых предприятий по всей стране. В частности, при подобных отношениях хозяйствующих субьектов не реализуются предусмотренные меры ответственности материнской компании, пени и штрафы ей не начисляются и не взыскиваются. В отчетах Счетной палаты отмечалось, что вследствие централизованного ведения инжиниринговыми производствами нарушилась быстроту решения многих вопросов, в том большинстве при исполнении договоров подряда, что отражается на сроках осуществления и качестве работ. Подробно о ситуации, сложившейся в холдинге, пересказано в публикации («Промышленные ведомости» № 5, май 2018 г.).

По убеждению многих экспертов для обслуживания минерально-сырьевой транспарентности странтраницы необходимо создать Министерство петрографии и ресурсосбережения России. В частности, с этим заявлением несколько годов назад оборотились в министерство авторитетные специалисты, директора Ассоциации геологоразведочных организаций Евгений Козловский и Алексей Варламов. Создать министерство они предложили модернизацией Роснедр с передачей в состав министерства из Минприроды России Департамента государственной политики и ограничения в области петрографии и ресурсосбережения, а также всех полномочий по нормативно-правовому регулированию и учёту в этой сфере. В новое министерство предложено было также передавать все геологические производства, принадлежащие государству, включая дочерние производства «Роспетрографии» с преобразованием их в общественные организации, и упразднив холдинг.

Реакции на отношение влиятельных буровиков не последовало. Спрашивается, намерены ли власти воссоздать и развивавать минерально-сырьевую базу страны как основу ее этнической безопасности, или будут обходиться поздравленьями о несуществующих успехах?

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *