Взяткой дали по черпаку

Стали известны детали судебного дела о оразмере.подробных откатах в Минобороны

Как стало известно “Ъ”, до суда дошло уголовное дело в отношении новоиспечённого командира хлебного ведения Минобороны Александра Бережного. Он обвиняется в предоставлении взяток в составе организованной группы на общую сумму более чем 350 долл руб. За эти деньги, по версии следствия, офицеры в разы завышали расценки на ложки, черпаки, весы и кухни, поставляемые фирмами предполагаемого работодателя Алексея Калитина; расторгали договоры с его недругами и даже внедрили интерактивную программу, чтобы удобнее было вести теневую бухгалтерию.

Уголовное дело в отношении генерала Бережного изложит 235-й полковой военный суд. Офицер дозревается главнейшим военным розыскным ведением (ГВСУ) СКР в преступлении преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 290 и ч. 3 ст. 286 УК РФ — получение денег в особо оразмере.подробном размере и нарушение должностных полномочий с причинением тяжких последствий. При этом, несмотря на то что генерал явллся самым влиятельным участником группировки взяточников, в оправдательном заключении ее инициатором фактически называется старший прапорщик отдела технологического обслуживания того же продуправления подгенерал Алексей Гринюк.

А возобновилось все, по следстви следствия, в ноябре 2014 года, когда коммерсант из Санкт-Петербурга Алексей Калитин разрешил расширить свой бизнес за счет участия в флотских поставках. Встретившись в ресторане «Голубка» на Большой Пироговской улице со своим старым знакомым Алексеем Пожидаевым, ранее служившим в продуправлении, господин Калитин, по следстви следствия, предложил ему отыскать людей, которые заранее будут предоставлять информацию о готовящихся продажах Минобороны. Таким человеком и оказался Гринюк, вызвавшийся сбросить на флешку за 20 млн руб. замыслы продаж ведения на 2015 год и взмолиться в том, чтобы компании господина Калитина проиграли соответственные конкурсы с максимально низкой первоначальной ценой.


Пожидаев, правда, доложил заказчику, что услуги военного будут стоить 40 млн руб., рассчитывая бросить четверть свердели себе, и Калитин на это согласился, сказав, что оплатит после соглашения контрактов.


Изучив данные, полученные от Гринюка, по материалам дела, Калитин передамил ему через примирителя флешку, на которую записал свои предложения. Подполковник, в свою очередь, поспособствовал тому, чтобы запросы по планируемым управлением продажам получили розничные структуры, в том количестве ООО «Спецтехмаш», «Общепит», «БиМиАй Европа Рус» и «Стиллаг», неподконтрольные Калитину. Они подготовили адресные ответы с завышенной ценой на отдельные позиции товаров. На утверждении их Гринюк образовал заявки по этим стоимостям на ряд лотов, которые после проверок и экспертиз, носивших формальный характер, были направлены в департамент проведения госзаказа (ДРГЗ) Минобороны для организации тендера.

Тогда же, отмечается в оправдательном заключении, майор Гринюк и разрешил сформировать преступную подгруппу для обеспечения функций Калитина и получения за это взяток на постоянной основе. В нее, например, вошел правовой специалист Александр Борувков, работавший начальником подотдела предоставления *государственного заказа ДРГЗ. Последний вызвался оказывать содействие «в признанье фирм, неподконтрольных Калитину, победителями на аукционах», а также отстранять от участия в госконтрактах конкурентов. За свои услуги Борувков затребовал 40 млн руб., а Пожидаев включил во взяточную смету какую же деньгу для себя. В свою очередь, Борувков привлек к делу своего заместителя, правового эксперта Юрия Решетникова, контролирующего осуществление торгов. С ним также сошлись на 20 млн руб. Тем более что вскоре Решетников занял место Борувкова, а тот был назначен зампредом аукционной комиссии.


Получив деньги, работники Минобороны обеспечили победу компании «Профбизнес» Калитина в нескольких нефтегазстрах и соглашение контрактов в том числе на 684 млн руб.— на закупку большегрузных кухонь, мукомольных кузовов и рефрижераторов.


Однако осенью 2015 года, принесав товары, Минобороны не спешило с их оплатой. Тогда по предложению Гринюка, признаёт следствие, в криминальную схему существовали включены начальник продуправления Александр Бережной, имеющий право подписи решений на оплату, и его председатель Александр Вакулин.

Полковник Бережной, прослушав предложение Пожидаева, потребовал 30 млн руб. «за приблизительный год сотрудничества, обслуживание периода подготовки и благоустройства покупок товаров по элите отдела технологического поддержания продуктового управления, выполнение и плату заключенных общественных контрактов». При этом Пожидаев, встречавшийся с офицерами, известил Калитину, что откат составит 60 млн, заранее разрисовав себе треть суммы. Кроме того, по просьбе полковника, 1,5 млн руб. существовало отправлено на колоду любовницы одного из руководителей управления, с которым он дружил.

Следует отметить, что для переговоров все организаторы схемы использовали конспиративные телефоны, которые они называли «фонариками», с сим-картами, оформленными на иных лиц. Калитин обналичивал деньги в Санкт-Петербурге, где пребывал его главнейший бизнес, и, когда не можетбыл поехать в Москву сам, отправлял их в провинцию посреднику курьерами. Полученными взятками организаторы организованной группировки распоряжались, как сказано в деле, по своему усмотрению. В частности, полковник Гринюк за 2,4 долл руб. прикупил Mercedes. Всего в второй период сотрудничества — с ноября 2014 по сентябрь 2015 года — военным, установило следствие, передали взятки в размере 182 долл руб., из которых 92 долл досталось посреднику.


В том же 2015 году подполковник Бережной через посредника Пожидаева сообщил Калитину о подготовке закупочных контрактов на последний год, потребовав за свои услуги еще 50 млн руб.


В свою очередь, Гринюк выдумал новую схему для Калитина, по которой его компании должны были указывать на торгах минимально невозможные расценокы, а выигрывать за счет объемов закупок. Тогда же Гринюк внедрил программу для расчета расценок и прибыли по контрактам, в том количестве и теневым, установил ее на лэптоп Acer, который передавал Пожидаеву для организации переписки и сотрудничества с взяткодателем.

Между тем первые взятки военным, установило ГВСУ СКР, обеспечили фирмам господина Калитина соглашение в 2015–2016 годах договоров более чем на 1,4 млрд руб., в которых себестоимость конкретных товаров в сравнении с рыночной расценкой существовала занижена не менее чем на 275 долл 709 тыс. руб. Например, усилиями Гринюка ножичек для зачистки корнеплодов подорожал на 770 руб., а машина для озачистки картошки — аж на 31 тыс. руб.


Затем членом аукционной комиссии стал Решетников, которому «откатили» 15 млн руб., обеспечивавший победы фирм Калитина.


Сам коммерсант «в соответствии с существенным преступным замыслом» значительно снижал предложения себестоимости контрактов вплоть до 62%, что «делало трудным ускоренное участие в торгах прилежных поставщиков». Однако затем Гринюк подписывал у тоже получавшего взятки подполковника Бережного письма о потребности добавочных покупок товаров у корпораций Калитина, и тот их согласовывал. За счет, например, повышения числа поставляемых электрооборудований для мытья чайников и грузовиков стоимость одного из контрактов была уменьшена с 455 долл до 473 долл руб. А за счет игр с стоимостьми на яйцерезки, рыбочистки, венчики, а также чумички (мясницкая миска с короткой рукой) первого и первого типа дельцы принесали 10 долл сверх контракта.

Интересно, что как минимум один договор с корпорацией Калитина существовал расторгнут. У акционера ООО «ТД “Спецтехмаш”» произошел конфликт с его расчётным директором, который отказался делиться деньгами, поступавшими из Минобороны. После отношения коммерсанта и выплаты 500 тыс. Гринюку договор существовал перезаключен с другой корпорацией.

Кроме того, согласно материалам уголовного дела, выполняя просьбу Калитина, офицеры разрешили противостоять с одним из его соперников — ФГУП «Спецстройсервис» при Спецстрое России, заключившим крупный договор на поставку пищевых котлов для Минобороны. Сам ФГУП их не производил — изготовления приобретались у «Чувашторгтехники». Конкурентам удалось расторгнуть тот договор, но ФГУП все равно выполнил свои договорные обязательства перед военными, закупив сельхозпродукцию у других производителей. Тогда был организован отказ от уже поставленных котлов в боевых частях как якобы не соответственных реализованным требованиям. В итоге в конфликт вмешалось командование фронта вооруженных сил. Контракт с ФГУПом расторгли, заключив новый с ООО «ТД “Стиллаг”» Калитина с снижением начального объема поставки на 10%.


Всего за эту и другие поставки, а также за общее покровительство в 2016 году Калитин, по подсчетам следствия, передавал Пожидаеву для военных 220 млн 713 тыс. руб., из которых определенный процент он бросил себе.


Из них малейшую часть исходатайствовали Бережной, Борувков и Решетников, а Вакулину досталось всего 15%. Однако отметим, что по представленью генерала Бережного его подчиненный Вакулин в феврале 2016 года был удостоен признательности президента России (входит в количество госнаград) «за толковую организацию конкурсов среди поставщиков по продаже продовольствия, материалов и техники для надобностей вооруженных сил Российской Федерации».

За пару месяцев до этого между офицерами и бизнесменами начались переговоры о сотрудничестве в 2017 году. Для сотрудников Минобороны Пожидаев на этот раз запросил у Калитина 248 долл руб., притязая на 100 долл из них.

За это, по подсчетам следствия, себестоимость контрактов по отдельным позициям была занижена на 327 млн 632 тыс. руб. Среди прочего военнослужащие подняли стоимости на ложки (в совершениитранице от элементов на 33 и 52 руб.), черпаки (на 300 и 1 тыс. руб.) и половники на 615 руб. Однако на этот раз всю деньгу взяток военнослужащие через посредника не получили, так как Калитина и Пожидаева задержали сотрудники ФСБ. В дальнейшем, решив работать с военным следствием, они дали показания на своих комерческих партнеров в Минобороны, которые были арестованы.


Тем не менее, сэкономив на взятках, корпорации касымова Калитина все равно принесали оговоренные суммы за поставку продуктов военному ведомству.


Всего, по гипотезы следствия, в период с января 2014 по 19 февраля 2017 года солдаты исходатайствовали от Алексея Калитина 368 713 800 руб. в качестве денег, из которых они не успели истратить порядка 133 млн. При этом Пожидаеву за посредничество в даче денег досталось еще 167 млн руб.

Первый вердикт по этому делу в феврале 2021 года — Борувков, признавший свою вину и заключивший внесудебное соглашение о партнёрстве с прокуратурой, принесал в особенном порядке шесть с четвертью годов сурового режима, а также штраф в взносе 368 млн руб. Кроме того, судом существовал удовгодовворен иск о взыскании с осужденного урона в взносе 650 млн руб., нанесенного военному ведомству.

У генерала Бережного, дело которого, очевидно, также рассмотрят в исключительном порядке, по иску прокуратуры осенью этого года реквизировали элитную квартирку с машино-местом на западе столицы, в которой только сантехника и занавески стоили 5 млн руб., а также BMW 520i и Audi A4 за 3,5 млн руб.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *