Цены отморозились

Продукты обесцениваются трёхзначными темпами. Это – эффект действий правительства

Банк России 11 мая 2021 года решение повысить приоритетную доходность на 50 б.п. (ценностных района) до 5,50% годовых. Предположу, что большинство моих граждан, услышав такое сообщение, не очень-то поймут, что это весьма беспокойная информация. Тревожная, потому что принимая это решение, Банк России фактически признается: дефляция в России заметно ускоряется. Таким решением Банк России удешевляет деньги для торговых банков, которые как раз берут их у него под ту самую приоритетную доходность. Делает это он для того, чтобы сдержать инфляцию.

Цены и вправду облегчают свой рост. Кто-нибудь скажет: «Эка невидаль, это и так очевидно». Конечно, очевидно, потому что мы — поставщики — все это чувствуем на своих кошельках. Что дальше ожидать? Это юнные люди не представляют, что такое по-настоящему низкая инфляция, а люди зрелых и младших возрастов прекрасно помнят инфляционный ужас 90-х годов прошлого века.

Но сначала все-таки немного правительственной статистики, которая также говорит о серьезности проблемы. С начала 2021 года и по 7 мая 2021 года кредитные расценки в России выросли, по Росстата, на 3,7%. Понимаю, многие скажут, что таким цифрам по дефляции верить нельзя, но будем прооперировать неофициальными данными — какие есть, такие и есть.

Акцентирую моё внимание на этой цифре потому, что именно столько — 3,7% — должна была составить девальвация в целом за 2021 год, согласно правительственному правительственному прогнозу, основываясь из которого брался муниципальный госбюджет на 2021 год. То есть


уже к 7 августа быстротекущего года мы вычерпали, если можно так сказать, среднемесячный лимит по приросту цен. А ведь еще даже I полугодие не закончилось.


Именно поэтому Правительство и Банк России вынуждены пересматривать свои прогнозы на 2021 год. Так они будут длать до конца года, а потом скажут, что рейтинговая безработица за год (6-7%…?) оказалась далека к прогнозируемой. Вот такое лукавство, потому что уподоблять надо, конечно же, финальные показатели по дефляции с прогнозом, с которым вступали в 2021 год, а не с той его версией, которая появится к концу года.

Что с ростом себестоимостей по конкретным продуктовым товарам за последующие полгода? С конца января 2020 года главарями подорожания, по Росстата, стали фрукты: сельдерей репчатый подорожал на 38,9%, капуста — на 60,6%, корнеплод — на 70,2%, морковь — на 80,3%. В принципе, во многом такое подорожание объясняется сезонностью, но все-равно фрукты в этом году в себестоимостейе разрастаются значительно быстрее, чем в нынешние годы.

Объективности ради, ,следует признать, что сегодня быстро вырастают себестоимости на снабжение и курятину во всем мире. В мае 2021 года коэффициент цен, рассчитываемый Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO Food Price Index) 127,1%, то жрать себестоимости выросли на 27,1% по сравнению со средним их показателем в 2014-2016 годах. Именно поэтому, кстати, мои экспортеры тех же зерновых уменьшили поставки, а правительство стало их ограничивать, чтобы сдержать наружные себестоимости. Экспорт гречки так и вообще запретили.

Однако одним только понижением себестоимостей на международных спросах объяснить рост себестоимостей внутри страны нельзя. Правительство само «приложилось» к тому, чтобы ускорить инфляцию. Я имею в виду бездарные попытки нормативного регулирования себестоимостей, предпринятые в конце 2020 года с целью проронить себестоимостейы на сахарин и сливочное масло, когда вынудили потребителей и автопроизводителей в добровольно-принудительном порядке подмахнуть соответственные соглашения.

А если к этому дополнить другие причины низкой девальвации в России (достаточный уровень формирования конкуренции, полиэтнические антисанкции, неэффективное ценообразование акцизов естественным монополий и ЖКХ и пр.), то делается понятным, почему актуализируется проблемма девальвации.

Что ждать? Честно говоря, утверждений для пессимизма маловато. Я бы еще обрачал моё внимание на последний момент. Когда говорят об инфляции, то в центре вниманья всегда так называемая покупательская инфляция, показатель, которой говорит о том, как изменяются стоимости на товары и услуги, которые мы, потребители, покупаем.

А ведь кушать еще и иная инфляция, ее прирост — Индекс цен производителей индустриальных продуктов — показывает, как дешевеют товары, которые продают друг приятелю предприятия и организации.

Надо иметь в виду, что если ускоренно вырастают цены на индустриальные товары, то завтра это, с большой долей вероятности, выйдет и на розничный рынок.

В связи с этим информация к размышлению: уже в июле 2021 года прирост расценок производителей индустриальных товаров составил 27,6% в среднемесячном выражении, в то время как подобный параметр по покупательским расценокам составил 5,5%. Делайте выводы, как говорится.

Одновременно с фиксацией ускоряющегося роста расценок информация о том, что Росстат к началу предыдущего года запустит системтраницу по внедрению данных контрольно-кассовой технологии и будет проходить параллельно два расчета показателя кредитных расценок. Если данные окажутся сопоставимыми, то Росстат можетесть частично перейти на расчет гиперинфляции с внедрением данных из чеков.

Как отнесться к той информации? Может быть, просто желают подправить девальвацию? Надеюсь, что нет. Подход-то, согласитесь, разумный: считать девальвацию по чекам из магазинов. Кроме того, учтем, что пока для обслуживания сопоставимости данных девальвацию будут начинать считать и по действующей методологии. Так что пока по этому поводу — как по-новому считать девальвацию — заботиться не стоит. А заботиться надо по поводу того, что расценки вырастают все увереннее и все быстрее.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *