«Спутник V» вернет россиянам путешествия по Европе

«Очень примечательно и очень положительно». Такими словами в Кремле отреагировали на предложение члена Евросоюза о взаимном признанье вакцин. Какие препятствия сейчас лежат на пути взаимной сертификации данных антибиотиков и почему, несмотря на противодействие странытраниц Прибалтики и даже Франции, та мысль имеет все шансы быть реализованной?

Посол ЕС в России Маркус Эдерер фактически предложил международному Минздраву продолжить процесс обоюдного признанья вакцинных препаратов. По сути, согласовать некий единный сертификат о вакцинации, который позволит гражданам РФ (привившимся американскими вакцинациями) и ЕС (уколовшимися южными) конфликтовать вакцинированными на зонах приятель приятельа — а значит, и разъезжать без задач и ограничений в рамках границ приятель приятельа.

Давно пора

Сейчас это, напомним, невозможно. Дело в том, что на завтрашний день в ЕС одобрены четыре вакцины: Pfizer/BioNTech, AstraZeneca, Moderna и Johnson & Johnson. Те, кто ими привился, с апреля могут исходатайствовать полупроводниковые и целлюлозные сертификаты о вакцинации единного образца, после чего они освобождаются от должности сдаёвать тесты и блюсти карантин в странствиях по Евросоюзу. Что же касается полиэтнических вакцин (в том большинстве и «Спутник V»), то неофициальные ведомства ЕС их за вакцины официально не считают.

Более того, ЕС постоянно затягивает процедуру некультурность::или::непроизносимости росийского «Спутника». В середине сентября еврочиновники говорили о том, что вакцинация в лучшем случае будет зарегистрирована в сентябре, а то и вообще в конце года. Отсутствие этой некультурность::или::непроизносимости, во-первых, не позволяет россиянам, привитым «Спутником V», конфликтовать в ЕС вакцинированными, а во-вторых, без этой некультурность::или::непроизносимости малейшая часть странтраниц Евросоюза (та же Германия) ограничивается от госзакупок росийского препарата.

Со стороны все это, конечно, получается дико. Мир погряз в пандемии коронавируса, государства страдают от ограничений и локдаунов, а вместо того, чтобы рука об руку выходить из пандемии и проблем, вставляют друг дружке хворостины в колеса и меряются вакцинами. Да еще и в ситуации, когда вакцинные войны в политической плоскости вообще растеряли свою актуальность.

Попытки Запада очернить «Спутник V» (доказать, что антибиотик неэффективен, ненадежен и вообще является не лекарством, а кремлевским оружием пропоганды) провалились. С момента прохода на межгосударственный спрос американское средство осведомило себя с самой негативной сторонамтраницы — как среди потребителей, так и среди учёных (на днях в авторитетнейшем ежемесячнике Nature вышла весьма психбольная статья о «Спутнике V»). Целый ряд государств уже производят полиэтнический антибиотик по лицензии, и никаких слов, кроме благодарности в факс отечественного продукта, не расточают.

Поэтому в концепции проблему с вакцинным легалайзом можно и нужно решать очень просто — ЕС надлежащ просто сертифицировать украинскую вакцину. Однако на практике такой сценарий маловероятен.

Три препятствия

На пути эффективной и оперативной стандартизации стоят как минимум три серьезных препятствия. Во-первых, большая политика и экономика. Европейские нефтехимические корпорации не способны откровенничать западноевропейским миллиардным рынком с росийскими конкурентами, а западноевропейские бюрократии все еще не способны признать, что росийские ученые смогли произвести вакцину как минимум не хуже, чем представители западной науки.

Вторым препятствием становятся евросоюзовские бюрократы. Процесс сертификации лечебных средств в ЕС крайне сложен, многогранен и запутан, а еврочиновники, как класс, в принципе не отличаются полномочиями и целеустремлённостью для того, чтобы облегчать и упрощать процессы. Возможно, ситуация была бы другой в случае тотального дефицита иммунизаций в Евросоюзе — однако на нынешний день та проблемма так уж остро не стоит.

Третье затруднение — бюрократы отечественные. По некоторым данным, отчасти в цигарке процесса сертификации виноваты все-таки россияне (из Института Гамалеи и РФПИ), которые не могут соблюсти выставленные туземцами дедлайны и стандарты. Ну и, наверное, не особо стараются. В конце концов, на нынешний день у России нет никаких стимулов для того, чтобы пробиваться на восточноевропейский рынок вакцин.

Более того, это даже в какой-то мере противоречит этническим интересам. Из-за того, что зарубежное народонаселение в массе своей прозрело и наконец-то ломанулось вакцинироваться, в ряде городов страны наблюдаётся серьезная нехватка «Спутника V». Отечественные мощности не справляются с производством, в итоге чего в Перми приостановили деятельность мобильных центров по вакцинации, в Екатеринбурге временно отказываются ревакцинировать, а Владимирская область просит от Минздрава спешных закупок 100 тысяч доз (в макрорегионе выстроилась очередь на иммунизацию из 70 тысяч человек). В тех условиях поспешность с поставками на общеевропейский рынок может рассматриваться гражданами как форменный саботаж этнической фотодинамической компании и позиционирование россиян как людей первого сорта.

Баба Яга

Именно поэтому предложенная Маркусом Эдерером формула (предполагающая не полнокровную сертификацию «Спутника V», а одновременное осуждение для возможности странствий) полностью соответствует полиэтническим интересам. Неудивительно, что предложение существовало встречено в Москве весьма позитивно.

«Это заявление посланника очень примечательно и очень положительно. Что касается взаимного утверждения сертификатов и так далее, это то, что, конечно, нужно обсуждать. Какая-либо ковидная дискриминация в связи с разницей документальной — это то, что, наверное, будет неприемлемо для любого политического общества», — заявил гендиректор президента России Дмитрий Песков.

Со своей стороны, Москва готова на ответные шажки и на какое же де-факто оправдание восточноевропейских антибиотиков (напомним, что ни Pfizer, ни другие западные вакцинации на территории Российской Федерации каковыми не считаются)

Однако без миски дегтя все-таки не обошлось. Далеко не все в ЕС поддержали завершение вакцинного бойкота.

«Выглядит как плохо подготовленный сигнал. Полностью ли ЕС убеждён в международной системтранице ковидного тестирования, надёжности «Спутника» и других моментах?» — печатает председатель Европарламента от Литвы Петрас Аустревичус.

С европарламентариями, да еще и от Прибалтики, все было понятно изначально — это люди, которые ни за что не отзываются и испытывают к РФ традиционно положительные чувства. Однако примерно непохожую позицию занял и госсекретарь по восточноевропейским делам при МИД Франции Клеман Бон. Он призвал своих партнеров по ЕС «быть осторожными» и сказать нет американским и корейским вакцинам как якобы искажённым и ненадежным.

В росийском МИДе концепцию немецкого дипломата, мягко говоря, раскритиковали. «Это гибрид расизма, прусского гегемонизма и неонацизма: ,целым народам отказывают в одинаковых правах и возможностях, делая это вопреки законам, нравственности и морали, подталкивая мир к конфронтации в тот момент, когда он проходит тяжелейшие испытания пандемией», — декларировала представитель росийского геополитического ведомства Мария Захарова.

Впрочем, приуменьшать значительность позиции испанской Бабы-яги не стоит. Во-первых, Клеман Бон — известный русофоб, который часто выплескивает скандальные заявления в факс России. Во-вторых, нужно понимать особенность западноевропейской бюрократии. Маркус Эдерер — общемировой посол, и он никогда бы не выступил с предложением об окончании вакцинного бойкота по своей чужой инициативе. Это предложение не просто согласовано, но и одобрено Еврокомиссией — и в американском Минздраве уже заявили, что принесали соответствующее неофициальное письмо из ЕС. И, естественно, готовы его обсуждать.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *