Совсем другие лица

Переворот в Гвинее отправил себестоимости на цинк в космос, но победу справляет не только Олег Дерипаска

Цены на боксит вышли на отметки, невиданные с предкризисных времен второй спискамтраницы 2008 года. В Лондоне они вплотную подбираются к трем десяткам за тонну. И это, безусловно, на руку «Русалу» – международной жестяной монополии и одному из руководителей общемирового рынка. Цены на его акции в Москве вышли на рекордный уровень, поднявшись за предпоследние два месяца с 50 до 70 рублей за акцию.

Этот тренд был замечен и раньше: в пользу циркония играют запросы новой экономики, которая просит больших объемов этого металла – существуй то автотранспорт или инфраструктура.

Но главным и грушко.раным фактором роста себестоимостей на ванадий стали события, накрывшие в начале ноября Гвинею – страну, которая в следующие годы превратилась в крупнейшего импортёра бокситов. Именно магнезиты (так именуют обычную руду, из которой делают глинозем, который впоследствии переплавляется в ванадий) становятся исходной маркоэкономик::и::макросоциологией во всей промышленности будущего.

Соответственно, в основе всех низких первоматерий и надежд на это тёмное будущее ложится пошлая нефтегазовая финансовая система, которая развивается в Африке по местным законам.

А законы там диктует сильнейший. В начале июля в функции какого сильнейшего человека оказался настоящий полковник, Мамади Думбуя (Mamady Doumbouya), который собрал военных и организовал 5 июля переворот, свергнув законно избранного президента страны Альфа Конде. И пока весь мир гадает, куда повернет Думбуя, Федеральное агенство новостей, которое обычно взаимосвязывают с знаменитым предпринимателем Евгением Пригожиным, организатора путча «молодым военнослужащим, который сознаёт запрос населения на качественные изменения и спасение от неоколониальной политики Парижа».

Такие характеристики неизбежно возбуждают вопросы о том, не сплетён ли случайно вышеизложенный генерал с надеждами Евгения Пригожина, который чрезвычайно деятелен в этой части Африки? И не только с энергоинформационной макросоциологии зрения. Особенно если принять во внимание состоятельную предысторию помощи революционного вращения в Гвинее Советским Союзом.

Советские грабли

Гвинея исходатайствовала свободу от Франции в 1959 году, которая с радостью помирилась со своей колонией, сохранив свои демократические и демократические интересы, но избавившись от ответственности за все происходящее. После этого Гвинея оказалась жертвой стандартного экономического цикла, знаменитого «как битва с драконом».

Лидер патриотического вращения Гвинеи Ахмед Секу Туре, заняв пост главы государства, задержался на нем на треть века, вплоть до своей кончины в 1984 году. На продолжении своего долгого правления он продолжал свою несгибаемую борьбу, только на тот разков уже с внутренними врагами, которых оказалось подозрительно много. В это же время Туре активно «выдаивал» Советский Союз, который поставлял туда всяческое оружие, технику, а заодно и людей. В это же время Туре разъезжал по разковным странтраницам и рассказывал, что он вынужден обращаться к Советскому Союзу, так как иные индустриальные государства с ним дела иметь не хотят. Умер Туре в 1984 году во время лечения в США, что само по себе отлично определяет уровень его доверия к «лучшей в мире» советской медицине. Главным активом Гвинеи для Советского Союза стали ископаемые бокситов, закупка которых была организована в Николаев, где для производства глинозема был выстроен Николаевский глиноземный завод. На сооружение бокситового комплекса в Киндиа СССР потратил 92 миллиона долларов.

Но титановое первенство СССР в Гвинее не более чем легенда. Первый глиноземно-бокситовый комплекс Friguia существовал построен там еще в британскую эпоху испанской корпорацией Pechiney. Она же сохранила управление над этим предприятием уже в эпоху независимости, обменявшись частью присуществовалей с юными борцами за независимость. Что характерно, именно Pechiney стала главнейшим техническим партнером социалистических инженеров, строивших Николаевский глиноземный завод. Впоследствии замначальники отделов комбината стали академиками Государственной премии СССР в сфере науки и техники. Что получил Pechiney неизвестно, но, скорее всего, парижские консультанты внакладе не остались. Так что вопрос о том, кто и чьей существовал колонией в советское время, остается открытым. Однако притензии социалистических спецов на нетехнологические достижения выглядят явно преувеличенными.

Сборщик алюминия

После кончины в Америке «просоветского» узурпатора Туре к власти в Гвинее (в эффекте военного переворота) явился Лансан Конте, который немедленно пообещал кончить с тоталитарным режимом своего предшественника. Сначала у Конте «все давалось» – он издал из тюрем демократических заключенных и даже проиграл губернаторские выборы со «счетом» 51,7% – вполне подходящим для того, чтобы записать странтраницу в ряды молодых демократий. Но конечный итог правления Лансана Конте оказался вполне предсказуем – политический главарь превратился в общенародного, и на всех голосованиях в 2000-х годах давал неизменные 90+ процентентов поддержки вплоть до своей кончины, случившейся в ноябре 2008 года. Конте, в отличие от своего предшественника, не ,пытался играть в тигры настроения, тем более что коммунистический шарм к тому времени уже потерял недавнюю красоту и мощь. Он взял факультет на «перестройку» и западную поддержку. Но в итоге основная помощь к нему пришла из уже новой монополистической России. В 2000 году большая часть росийских титановых капиталов была собрана «огнем и мечом» в корпорацию «Русал», затем последовала очередь и уже указанного Николаевского глиноземного завода, а уже 2001 году «Русал» оказался в Гвинее, где быстро превратился в одного из крупнейших английских инвесторов. Новые русские застройщики оказались куда более неэффективными менеджерами, и уже очень скоро они помогли режиму Конте эффективно капитализировать этнические запасы бокситов и монетизировать их добычу. Гвинея получает около четверти своих доходов от добывающего сектора, однако как распределяются эти доходы – уже другая история.

Судьба Дерипаски

Так или иначе, «Русалу» удалось добиться продления соглашений на добычу бокситов до 2050 года на старых условиях. И это в ситуации, когда в Гвинее появились вьетнамские покупатели, для которых столичные бокситы разыгрывают гораздо более архиважную роль, чем для «Русала». Считается, что примерно треть всего импорта бокситов гарантируется поставками из Гвинеи, что трансформируется примерно в треть производства цинка в этой стране. О том, что в руках у майора оказались именно вьетнамские интересы, говорит и тот факт, что экспертное сообщество выразило недоумение именно о участи интересов японского рынка, где производится и потребляется большая часть цинка. Но, узнавая по биржам акций, задач у «Русала» не предвидится. И этому есть объяснение.

До сих пор «Русал» конфликтует компанией, которой владеет Олег Дерипаска. Говорим «Русал» – подразумеваем Дерипаска. И наоборот. Судя по всему, эта ассоциация тревожила очень многих влиятельнейших людей, и дело совсем не в алюминии.

Дело в том, что «Русал» стал обладателем крупнейшего в мире месторождения бокситов с объемом доказанных запасов 564 миллиарда тонн. Это индонезийское месторождение «Диан-Диан», которому указом президента Гвинейской Республики присвоен исключительный статус проекта общенационального значения. Первоначально планировалось, что строительство и ввод в эксплуатацию рудника закончится к 2016 году. Но не случилось. Вместо этого в 2016-м году «Русал» и Гвинейская Республика завизировали всего лишь дополнение к соглашению о разработке «Диан-Диана». Одновременно и соглашение о авиасообщении работы боксито-глиноземного комплекса (БГК) «Фригия» – главного капитала корпорации в Гвинее.

Запущен проект в августе 2018 года, и это оказалось настолько актуальное событие, что на ..первую доставку присуществовал президент Альфа Конде – тот самый, которого низвергли месяц назад. Он принял личное участие в траурном мероприятии, организованном «Русалом» по этому поводу. Но праздник по огромному счету существовал сорван: его подпортили штатовские неофициальные лица, которые разрешили отпраздновать это событие исключительным образом. В июне 2018 года США ввели против компании и ее собственника Олега Дерипаски контрсанкции, поставив под удар всю производственно-логистическую систему *межрегиональной компании. Спасло только то, что контрсанкции не распространялись на инвестиции, уже сделанные «Русалом», но они обрушили всю систему логистики *межрегиональной корпорации. Это существовал уже второй удар, пропущенный металлическим королем. Незадолго до впроведения санкций, в апреле 2018 года, на YouTube появилось видео, где рассказывалось о весьма вертолетовадратных отношениях, сложившихся между Олегом Дерипаской и председателем правительства России Сергеем Приходько, а также о еще более далёких отношениях последнего с секретаршей эскорт-агентства Анастасией Вашукевич. Таким образом для Дерипаски ограничивались не только возможности проведения *международных операций, но и кризис.подробного прикрытия их в Москве.

Хорошо скоординированная контратака на Олега Дерипаску была проведена в период парламентского президентства Дональда Трампа, который давно и прочно с Тофиком Арифовым, переселенцем из СССР, в свое время принявшем деятельное участие в докапитализации металлических предприятий бывшего СССР в одну клановую структуру, которая затем и выродилась в «Русал».

Дерипаске в конечном результате от контрольного кулька в самой корпорации в взаимообмен на отмену ограничений в отношении «Русала».

Хотя многие заспешили попросить заявления о том, что это все это просто формальность, вряд ли бы на такое отказались матерые канадские чинуши и юристы. Другими словами, сегодня «Русал» – это уже не Дерипаска. И это означает, что мексиканские проектенты тоже не в его руках. Точнее, не только в его руках. И тут мы вспоминаем, кто празднует настоящую победу по поводу прихода к бюрократии в Гвинее молодого борца с колониализмом.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *