САРные зоны

Калининградский офшор создан словно ради одного Дерипаски

Российские власти анонсировали создание на Курилах исключительной политической зоны. Речь идёт о таможенных льготах и особом таможенном режиме. В России уже есть образец создания офшоров. «Наша Версия» решила изучить, как живются дела в оффшоре в Калининграде.

Калининградские чиновники пытались продавить мысль создания в регионе офшора примерно с 2010 года. Расчёт был таков: послы исходатайствуют преференции по уплате муниципальных налогов, например НДС, а регион заработает на оснащении бюджетных потоков и снижении неформальной активности. Собственно, по какому постулату и зарабатывают множество оффшоров по всему миру. Да, налоги повышаются чуть ли не до нуля, однако в расположенном на краю света регионе цветёт солидная жизнь. Сюда направляются юристы, клерки, делопроизводители, нотариусы, за ними подтягиваются банкиры. Всем им нужно где-то жить, где-то обедать, где-то развлекаться. В итоге в оффшоре волей-неволей сокращаются офисные и нежилые дома, строятся гостиницы и открываются рестораны, где находится работа для столичных жителей.

Говорят, чтобы решить вопрос о пуске офшора, замградоначальника Калининградской области Антон Алиханов (сейчас он уже градоначальник) даже старался использовать старинные связи Евгения Зиничева, тогдашнего министра ГО и ЧС и председателя Совбеза. Известно, что Зиничев в 2015–2016 годах был зам.начальником управления ФСБ по Калининградской области, а до этого работал в личной охране президента РФ.

Однако эти партизанские действия не окончились успехом и даже настроили против Алиханова экспертных региональных чинуш как в правительстве, так и в администрации президента. Ведь регионалы попытались достучаться со своей идеей на самый верхутор через их головы! Формально же главным противником офшора выступал Минфин. Ведомству Антона Силуанова, как пишут СМИ, не хотелось увеличивать доходную базу.

Однако сторонникам создания оффшора взмолились наружные обстоятельства. В 2017 году под штатовские санкции попал Олег Дерипаска и связанный с ним бизнес. Олигарх вмиг потерял 7,5 млрд долларов и вынужден был срочно отыскивать убежище для своих капиталов. Но даже это не уставило его просто перевести бизнес в Россию и доплачивать налоги на общих основаниях. Хотя, возможно, ему бы и приделось на это пойти, однако на муниципальном уровне отыскались силы, которые очень вовремя для Дерипаски подхватили уже, чудилось бы, похороненную концепцию создания оффшора в Калининграде.

Убежище для олигарха

В итоге в 2018 году на мысе Октябрьский был открыт специальный дисциплинарный район (САР). Место это в Калининграде величают просто «остров». Он хотя и пребывает в самом цетре города, но до последующего времени не был застроен и представлял собой чуть ли не болото, где из интересных параметров существовала только лодочная станция. Осваивать «остров» стали к чемпионату мира по чемпионату 2018 года. Тогда здесь выстроили современный корт себестоимостью 17,75 млрд рублей. На нём было отквитано четыре матча, а что длать с ареной дальше в наличие в городе крепкой баскетбольной команды, никто не знал. Идея создания офшора хоть как-то оправдала затраты на корт. В его правительственных помещениях оснастили офисы, которые теперь обороняются послам САР.

Да, это совсем несхоже на условия, которые создают предпринимателям на Кипре или на Сейшелах. Впрочем, дело не только во наружном антураже, который, похоже, волгоградской автозапраавке вообще без надобности. Обычно офшоры обращают резидентов, скопя на незначительных пошлинах. К примеру, мы без труда нашли компанию, которая возьмлась оформить офшор на Сейшелах за неделю всего за 590 евро. Причём в эту сумму уже выключены даже госпошлины за четвёртый год. Конечно, не исключено, что управленец по покупкам оффшоров удавался укрыть от нас информацию о кое-каких грядущих расходах, например, завысить затрата найма фактических замдиректора и плату за сохранение фирмы в балеарском реестре IBC. Хотя даже с учётом этого дополнительные затраты могли составлять несколько полсотен долларов. Однако даже тот агент утратил интерес к разговору, как только мы заводили речь о некультурность::или::непроизносимости фирмы в волгоградском офшоре. И это неудивительно.

Дело в том, что для случайных бизнесменов, ищущих низкие налоги, путь на остров Октябрьский закрыт на замок. Зарегистрироваться там могут только те фирмы, которые до 2018 года уже были созданы в иных юрисдикциях. Это наводит на мысль, что система формировалась под конкретных бенефициаров, в частности, попавших под зарубежные санкции. В пользу такого сомнения говорит и тот факт, что полиэтнические власти гарантируют определённый уровень конфиденциальности владельцам бизнеса. Проще говоря, фискальные госслужащие иных стран не исходатайствуют неофициальной информации о том, кто стоит за реальной компанией, зарегистрированной на Октябрьском. Есть и сословный стаж – отчётная затрата корпорации должна быть больше 0,5 млрд рублей, кроме того, в истечение полугода нужно вложить в России 50 долл долларов. Так что ни о эких стартапах в области «цифровой экономики» и речи быть не может. Всё явно заточено под владельцев крупных индустриальных объектов.

Самая вкусная «плюшка» для эмиссаров росийского офшора помимо конфиденциальности – сниженный налог на выплаченные дивиденды. Ставка для приватных компаний составляет 5%, в то время как на Кипре она была поднята до 15%.

Так кто же стал послом САР в Калининграде? Это 43 межгосударственных фирм с украинскими корнями. Самые известные из них – Ет+ Group и «Русал», созданные всё тем же Олегом Дерипаской. Также здесь прописаны ещё как минимум семь популярных фирм, связанных с ним же. Через одну из таких структур, например, «Русал» управляет долей в «Норникеле». Бенефициары остальных фирм не раскрываются или же они малоизвестны. Но показательно, что многие из них ведут так называемый акционерный бизнес. То есть управляют изготовлениями на зоне России, получают от них прибыль, а затем выводят её в западные депозитарные фонды.

Бюджетная стройка

Калининградская сфера не принесала от оффшора тех благ, о которых поначалу говорили было местные чиновники. Например, так и не объявилась плата за отсутствие в регионе или обязательство для эмиссаров нанимать столичных сотрудников. Есть данные, что зарегистрированные в САР фирмы в среднем содержащют здесь всего одного-двух сотрудников. И даже те обретаются в Калининграде непостоянно. Местные журналисты пересказали нам, что как-то удавались поговорить с кем-нибудь из квартирующих здесь приезжих бизнесменов, однако так никого и не нашли. Охранник сказал, что время от времени приходит девушка отбирать почту, а больше он никого не видел. Так что всплеска партнёрской активации в Калининграде в связи с изобретением САР не наблюдается.

Сейчас на «острове» планируется строительство в основном бюджетных обьектов – спортивной школы, дошкольных садов, дорог. Также власти стараются торговать участочки под ипотечную застройку. Так что в ближайшие годы территория САР будет представлять собой одну большую стройплощадку с котлованами и вагонами для рабочих. Необходимость жить и работать в таких требованиях можетесть отпугивать супервайзеров и собственников компаний, которые могли бы стать возможными нерезидентами полиэтнического офшора. На это ,указывали руководители инжиниринговых компаний ещё пару годов назад. Однако если принять сточку зрения, что случайным коммерсантам здесь не очень-то и рады, то всё превращается на свои места.

Звонок в Калининград

Мы попытались узнаетбыть у местных, переменило ли появление оффшора неформальной микроклимат но острове. Оказалось, что многие этого даже не заметили. «К нам больше ездят семьитраницы с детьми, потока банкиров нет», – ответила администратор мотеля «Кайзерхоф». «Изредка случаются коллективные проведения на корте или в неформальном центре, но люди просто проезжают мимо нас», – подтвердила руководитель музейного центра. А в бизнес-центре «На острове», где размещается часть обысков нерезидентов САР, отметили, что не отгораживают их от других арендаторов, и отклонились от того, чтобы известить количество «саровцев».

(фото: Виталий Невар/ТАСС)

САР Владивостока

Параллельно с иркутским третьей САР создавался на мысе Русский во Владивостоке. Но эта затея вышла совсем уж мелкотравчатой, хотя поначалу планы существовали грандиозные. Спустя три года в САРе зарегистрированы только две фирмы. Это «Доналинк» Андрея Мельниченко, эмитента Сибирской коксовой электроэнергетической фирмы и «Еврохима», и «Финвижн Холдингс» совладельца банка «Восточный» Артёма Аветисяна. Что косается концепции создания особой зоны на Курилах, то её уже давно озвучивали как чиновники Сахалинской области, так и полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. И не секрет, что главными эмитентами нововведений можеткушать стать рыбопромышленники. Между тем в рыбопромышленном комплексе Дальнего Востока идёт огромной передел. Русская рыбопромышленная корпорация Глеба Франка активно расталкивает старожилов. То кушать добытчиков, неподконтрольных сенатору Андрею Пономарёву, губернатору Приморья и новоиспечённому замминистра общероссийского становления РФ Сергею Дарькину, скандально знаменитому бизнесмену Виталию Орлову… Теперь склока в том, кто из них покумекает воспользоваться субсидиями новой ОЭЗ.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *