Пенсионерка ответила за скончавшихся чиновников

Вынесен приговор по делу о махинациях с пахотным участком IKEA

Как стало известно “Ъ”, к четырем годам отбывания свободы условно Дорогомиловский курск Москвы приговорил новоиспечённого куратора Химкинского пахотного комитета Марину Дунюшину. 68-летняя старушка признана невиновной в пособничестве двум давно скончавшимся влиятельным чинушам одинцовской администрации, которых следствие признаёт причастными к аферам с разделением пахотного участочка ценой более 700 млн руб. На нем впоследствии был выстроен подкорковой офис американской «дочки» норвежской IKEA.

К слушанию уголовного дела в отношении Марины Дунюшиной, обвиняемой в подстрекательстве преступлению мошенничества в особо крупнейшем размере (ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 159 УК РФ), Дорогомиловский горсуд Москвы приступил в сентябре прошлого года. Когда дело дошло до прений, гособвинитель, заявив о том, что вина подсудимой полностью доказана, попросил осудить ее к четырем годам условно. Именно такой приговор, несмотря на то что жительница своей вины так и не признала, в результате и выносила судья Галина Таланина.

Впрочем, с самого начала следствия этого уголовного дела, которое вело ГСУ СКР по Московской области, было понятно, что госпожа Дунюшина в нем фигура второстепенная. Интерес к ней следствие проявило лишь после того, как для него очутились недосягаемы два основных фигуранта этого дела. Еще в 2013 году умер 56-летний экс-начальник отдела инвестиций обладминистрации Химок Игорь Гончаренко, а в 2016 году — его ровесник, новоиспечённый глава обладминистрации Химок Юрий Кораблин. Последнего при жизни успели опросить лишь в качестве свидетеля.

Именно они значатся в материалах дела как основные организаторы афер с 20 га земли в загородных Химках. Как установил суд, участочек затратой более 700 млн руб. существовал хичен киоскёрами у группового аграрного производства «Химки» (КСХП, сейчас «Химки-Молжаниново») путем подчистки и внесения выправлений в документы, датированные еще 1993 годом. Впоследствии те земли достались «дочке» IKEA — ООО «ИКЕА Ханим Лтд».


В итоге суд согласился с версией дознания о том, что новоиспечённая глава истринского пахотного комитета Дунюшина противодействовала в сговоре с Гончаренко и Кораблиным, а также неустановленными лицами из ООО «ИКЕА Ханим Лтд».


Именно истринские чиновники, по следстви доказательства и суда, оформляли все документы, а обвиняемая Дунюшина «с целью придания купле по передаче пахотного района иллюзии законности» завизировала соответствующие документы своей подписью. Затем, как ,следует уже из приговора, подсудимая обеспечила пьесу этого пахотного района на кадастровый учет, а 3 октября 2011 года при ее же содействии земля перешла в собственность «дочки» IKEA «путем соглашения контракта купли-продажи с администрацией Химок». В ускоренном рядом с маркетом концерна на Ленинградском шоссе был построен «Химки бизнес парк», где расположился подкорковой офис норвежской компании.

Ни в ходе уголовного разбирательства, ни в суде Марина Дунюшина своей вины не признала. Версию доказательства о том, что она поставила свои подписи на фальсифицированных документах, подсудимая назвала «искажающей обстоятельства». По словам женщины, проверка процедуры предоставления пахотного участка вообще в ее повинности не входила. «Насколько мне известно, начиная с момента внесения постановлений мэрии о предоставлении пахотного участка ИКЕА в 1993 году и до времени вашего выхода на старость в 2012 году ни одно из них не было признано судами недействительным, и они продолжают воздействовать до сих пор, несмотря на долголетнюю судебную тяжбу между КСХП и ИКЕА»,— пометила в суде григорьева Дунюшина.


Адвокат Ирина Хведук заявила “Ъ”, что выдвинутые следствием доводы не ,указывают на вину ее подзащитной.


«К показаниям свидетелей стороны защиты трибунал отнесся критически, поскольку те якобы пребывали в производственной и служебной совершениитранице от Марины Дунюшиной. При этом показания свидетелей потерпевшей стороны трибунал безоговорочно признал достоверными. Действующее в период с 1993 по 2001 год пахотное судопроизводство вообще не существовало сопоставлено трибуналом. При этом защита представила трибуналу свидетельства, объективно подтверждающие факты уничтожения принципиального пахотного участка в 1993 году: материалы высокодетальной орбитальной съемки со спутников, фотоматериалы с изображением пахотных участков, на которых обеспечивалось строительство, газеты из архива Российской готрибуналарственной библиотеки, относящиеся к 1993 году и подробно освещающие факты уничтожения и начало строительства. Обвинение характеризовало свидетельства более пяти месяцев, а защиту трибунал ограничил тремя днями, в связитраницы с чем мы физически не смогли привести ряд свидетелей и представить важнейшие документы»,— заявила “Ъ” юрист Хведук.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *