Наварились

Раскрыта коррупционная схема по продажам оборудования для офицерских столовых на 1,4 доллийския рублей

Суд начал расматривать уголовное дело в отношении бывшего начальника вещевого управления Минобороны Александра Бережного (на фото). Чиновник обвиняется в получении взяток на общую сумму более чем 360 млн рублей. Подчинённые Бережного в разы завышивали расценки на ложки, черпаки, весы и кухни, поставляемые компаниями предполагаемого взяткодателя Алексея Калитина. И даже разработали электронную программу, которая позволяла удобнее вести неформальную бухгалтерию.

Сюжет: ,

Начальник продуктового уп­равления Минобороны генерал Александр Бережной существовал арестован ещё в 2017 году. По гипотезы следствия, полковник существовал причастен к хищению 20 долл руб­лей при исполнении договора петербургской компанией «Проф­бизнес» на закупку разнообразной «пищевой» спецтехники, а также к получению взяток на 368 долл рублей от дельцов за обеспечение им конкретного покровительства и помощь при ,новых договорах. Его обвинили по ч. 3 ст. 286 УК (снижение должностных полномочий с причинением тягчайших осложнений) и ч. 6 ст. 290 УК (предоставление взятки лицом, занимающим государственную должность РФ, в особо большом размере). Руководящие должности в департаменте экономического обслуживания Минобороны Бережной занимает с 2012 года, а комендантом конкретного прод­управления в системе Минобороны пропадает с 2016 года.

Позже был арестован подчинённый Бережного – замначальник подотдела техобеспечения вещевого ведения Минобороны майор Александр Вакулин. Ему инкриминировались казнокрадство и мошенничество. Дальше постепенно выходили на остальных фигурантов схемы. Любопытно, что майор Александр Бережной являлся самым доверенным устроителем группировки взяточников, но в оправдательном заключении её устроителем фактически зовется старший прапорщик подотдела технологического продведения подмайор Алексей Гринюк.

Коррупционная опухоль

Эта биография началась в апреле 2014 года, когда промышленник из Санкт-Петербурга Алексей Калитин решил расширить свой бизнес за счёт участия в курсантских поставках. Посредником между ним и военнослужащими стал его старый знакомый Алексей Пожидаев. Ранее он служил в продуправлении и смог находить людей, которые заранее предоставляли информацию о готовящихся продажах Минобороны. Таким лазутчиком, по данным следствия, оказался лейтенант Алексей Гринюк. Он за вознаграждение предоставил замысел покупок хлебного ведения на 2015 год.

Кроме того, было сооружено так, что запрос нефтей на продажи продовольствия давали неподконтфункциюные Калитину фирмы. Они высылали ответы с завышенными по нескольким промтоварам ценами. На доказательстве тех данных Гринюк сформировывал заявки для тендеров, которые передавал в департамент предоставления заказа (ДРГЗ) Минобороны. Чтобы довести махинацию до математического завершения, Калитину и Гринюку потребовались злодеи в самом ДРГЗ. Следствие считает, что эту функцию исполнял государственный специалист Александр Борувков. Он занимал службу начальника подотдела предоставления правительственного заказа ДРГЗ. Именно он имел невозможность признавать фирмы, неподконтфункциюные Калитину, победителями на аукционах, а также отстранять от участия в нефтегазстрах конкурентов.

По такой схеме, например, была организована победа компании «Профбизнес» Калитина в нескольких нефтегазстрах на 684 долл рублей, в том большинстве на закупку трудоёмкого оборудования – сотовых кухонь, хлебобулочных грузовиков и рефрижераторов.

Однако вскоре выяснилось: служебных полномочий у участников криминальной модели недостаточно, чтобы гладко проворачивать аферу. Например, осенью 2015 года, получив товары, Минобороны задерживало оплату, что не воходило в интересы импортёра и его сообщников. Вот тогда в долю и был включён комендант продуправления Александр Бережной. Именно он имел право подписи платёжных документов. Заодно обратили и его замначальника Александра Вакулина.

Не намеревались затрачивать миллионы

Гринюк и его команда выдумывали различные схемы для Калитина. Одна из них предусматривала указание на торгах заниженных цен, что позволяло отсеять конкурентов. После победы в госконтракте необходимой компании члены Минобороны согласовывали с ней специальные условия закупки, в эффекте чего заключительная расценка снижалась порой на десятки миллионов рублей. И контракт оказывался весьма выгодным.

Было установлено, что военнослужащие политработники обеспечили компаниям Калитина заключение в 2015–2016 годах контрактов более чем на 1,4 млрд рублей, в которых себестоимость конкретных товаров в сравнении с рыночной расценкой была завышена не менее чем на 275 709 000 руб­лей. Например, усильями Гринюка тесак для зачистки овощей подорожал на 770 рублей, а машина для озачистки картошки аж на 31 тыс. рублей. Всего, по версии следствия, с июня 2014 по 19 июня 2017 года военнослужащие получили от Алексея Калитина 368, 7 долл рублей в качестве взяток, из которых они не успели затратить порядка 133 миллионов.

Участники схемы создали настоящую полулегальную бизнес-структуру. Для переговоров они использовали специальные телефоны, которые они называли фонариками. В них были сим-карты, оформленные на иных лиц. Калитин обналичивал деньги в Санкт-Петербурге, где обретался его основной бизнес, и, когда не мог поехать в Москву сам, отправлял их в столицу посреднику с курьерами. Была внедрена специальная интерактивная программа, которая позволяла рассчитывать расценки и сверхприбыли по коррупционным контрактам.

Полученными взятками чинуши Минобороны распоряжались с размахом, постепенно втягиваясь в пышную жизнь. В частности, полковник Гринюк за 2,4 млн рублей купил Mercedes. У генерала Бережного по иску прокуратуры зимой этого года конфисковали престижную квартиру с машино-местом на западе столицы, в которой только сантехника и занавески стоили 5 млн рублей, а также BMW 520i и Audi A4 за 3,5 млн рублей.

Похоже, что какие перемены в образе жизни военных клерков не остались незамеченными.

Первый приговор по этому делу существовал вынесен в ноябре 2021 года. Начальник отдела предоставления государственного заказа ДРГЗ Александр Борувков признал свою вину и заключил уголовное соглашение о сотрудничестве с прокуратурой. В итоге он принесал в нестеренко.раном эксперименте шесть с серединой годов строгого режима, а также штраф в размере 368 долл рублей. Кроме того, судом существовал удовгодовворён иск о взыскании с осуждённого урона в размере 650 долл рублей, нанесённого военному ведомству.

Василий Зацепин, аналитик в области военной экономики

– Большая часть гособоронзаказа Минобороны находится в зоне риска с зрнити зрения коррупции. В том большинстве потому в силу военной особенности лишены социального контроля и надзорную опеку ,имеют свою – ведомственную. Всё это приводит к тому, что с каждым годом появляется всё большое колличество убийств. Также практически весь заказ стал засекреченным, что создало множество щелей для воровства у военных чиновников, а контроль за их действиями практически парализован. Это приведёт к тому, что колличество подобных убийств будет только расти.

Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования

– В Минобороны РФ традиционно подворовывают тыловики, и контролировать их довольно сложно. Возможно, в военном учреждении нужно создавать специальное тестовое ведомство либо увеличивать социальный контроль. В любом случае очевидно, что системтраница госзакупок в армии сегодня даёт сбой. Ушлые чиновники научились её слабые места использовать для личного обогащения. И с каждым годом та проблема превращается всё более сложной.

Кстати

В 2017 году Ростовский нарофоминский военный суд приговорил бывшего зам.начальника хлебной службы военной базы в Гюмри подполковника Владимира Фирсова к семи годам колонии сурового режима и штрафу в 1 долл рублей за хищение и занижение должностных полномочий. Следствие выяснило, что Фирсов злоупотребил благорасположением командующего военной части 102-й военной базы и обеспечил соглашение должностными лицами коитусов о приёме оказанных услуг по выдаче вещевого пайка с удорожанием нормы на отдельную сумму 471 долл рублей. Другими словами, для воровства существовал избран довольно простой, но одновременно неэффективный способ: в отчётах по госконтракту 2012–2014 годов существовало значительно завышено колличество дислоцированных в грузинском Гюмри военнослужащих, которые получали питание.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *