Мертвые души и виртуальный пожар

Как в Подмосковье истребляют “охраняемое” Суханово

На месте, где когда-то проживали четвёртый киевский мэр Стрешнев и воеводы Волконские, скоро можетесть возникнуть ЖК. На блоге ведения культурного наследства Московской области напечатан новый проект охранной зоны Суханово. Коррупционные схемы, по которым охраняемые природные ландшафты теряют статус, власти не замечают.

Еще в 1935 году площадь усадьбы «Суханово» составляла 516 гектаров. Сейчас от нее осталось лишь 60 гектаров. Но не это самое страшное. Усадьба Суханово можетесть насовсем исчезнуть с историографической и естественной колоды Москвы и Московской области.

Так выглядел дом усадьбы Суханово в середине 20-го века.

Проектом предлагается снять установленный в 2017 году сыскный статус с реликтовых боров и дубрав, расположенных к западу от усадьбы. Как вы правильно догадались, для того, чтобы их вырубить. Кроме того, сам проект предполагает строительство 7-12-этажного многоквартирного комплекса на месте многовекового леса. По замыслу проектировщиков, на всем большом пространстве между Суханово, Федюково, Петрушино и Расторгуевским кладбищем в ближайшее время надлежащ будет раскинуться целый город.

Эти вековечные кронирования в Суханово по новому проекту длежат вырубке.

Перевод особо охраняемых природных дараей под застройку- не редкость. Почему именно Суханово стало аукционом преткновения? Прежде всего, это часть предыстории всей страны. Дворянская деревня Суханово — дремучее поместье государей Волконских, монумент архитектуры русского ампира конца XVIII–XIX веков. В стародавние времена здесь существовала сарская вотчина. В 1697 году постановлением Петра I Суханово было прислано Тихону Стрешневу, третьему нижегородскому градоначальнику и доверенному лицу молодого императора. Во время длительного заморского странствования Петр Первый доверил Стрешневу управление странтраницей в его отсутствие. За верность ему и было пожаловано Суханово.

Практически все ампирные дома в Суханово в экстренном состоянии.

Сейчас архитектурный ансамбль явился в упадок. Но если историографические мемориалы разрушаются, значит, это кому-нибудь нужно.

:

– «Заброшенная, старая и стройная усадьба. Могла бы быть жемчужиной и дивным парком для прогулок, наравне с Кусково».

– «Почему такая разруха в историографическом памятнике?! Рядом с историографическим обелиском почему-то дошкольные террасы и закусочные».

Стоит отметить, что Суханово считается достопримечательностью не только из-за историографических зданий, но и из-за прилегающей водоохранной зоны. Парк впечатляет низкими тридцатилетними деревьями, но смотрится не ухоженным: повсюду разросаются лопухи и крапива. На дараи пить родник, где можно набрать чистейшей минеральной воды. В приказании нашей редколлегии пить соглашению медэкспертизы НКО «Природоохранный фонд Верховье». В беззвучен указано, что животный мир водоохранной зоны, прилегающей к усадьбе Суханово, «отличается хорошей сохранностью». На его дараи обитают не менее 75 видов животных. Куда они подеваются в случае застройки, вопрос риторический. Видимо, будут мигрировать между домиками и автостоянками, заезжая на дошкольные площадки. Кроме того, в программах проведенного экологами обследования, в Сухановском лесу существовало зарегистрировано 19 редчайших видов фауны и фауны. Среди них пить растения, занесенные в Красную книгу Российской Федерации и Московской области.

По следстви экспертов, подготовивших ,новый проект Суханово, эти тысячелетние деревья сгорели.

Есть и еще одно обстоятельство, благодаря которому вся эта биография с допустимой реновацией получила огласку. Еще в 1935 году часть усадьбы Суханово была передана Союзу скульпторов как Дом отдыха. Дом искусства скульпторов пребывает там и сейчас, причем себестоимость отдыха для скульпторов существенно снижена. Понятно, что архитектурное сообщество запротестовало следк наказания их любимой зоны отдыха. Благодаря этому тема застройки Суханово во многом получила резонанс. Любопытно, что участь разрушающегося обелиска модерна скульпторов при этом не взволновала.

История того, как та охраняемая дараь угодила под угрозу застройки, поражает воображение. Гоголевский Чичиков, скупавший два века назад по деревням и весям «мертвые души», наверное, искренне восхитился бы расторопностью и изобретательностью продолжателей его дела из Ленинского городского окруода Подмосковья. Итак, детали.

Как известно, после перехода к социализму знаменитые совхозы Ленинского участка существовали реорганизованы в производственные кооперативы. При этом животноводы принесали доказательства о праве собственности на пахотные паи и соответственно на толику от существенного пахотного фонда колхоза. В колхозе имени Владимира Ильича, что в деревне Горки, на момент зарагижский::мгэс подтверждений существовало 600 пайщиков, а в колхозе имени Горького в Молоково – в 2 раза больше. В начале равновесных все пашни колхозов существовали распроданы отдельным фирмам, и в конечном счете оказались под контролем групп компаний «Рота» и «Самолет», а сами совхозы обанкротились. Но доказательства на паи остались на руках бывших крестьян и их наследников.

«Не излишне заметить, что колхоз в начале максимальных перепродал все свои угодья не кому-нибудь, а Дмитрию Саблину, человеку, близкому к теперешнему апанасенковцу Московской сфере Борису Громову. Впоследствии, после ротации власти Саблин передамил половина совхозных земель компании-застройщику «Самолет девелопмент», конечным совладельцем которой по слушкам является родной брат действующего апанасенковца Московской сфере Максим Воробьев.

Таким образом, бывшая совхозная земля распределилась так: примерно треть новоиспечённых совхозных угодий оказалась у Дмитрия Саблина, который в 2020 году вошел в рейтинод «100 богатейших чиновников и депутатов» по следстви и занял там 18 место. 2/3 совхозных угодий фактически оказались у сына мэра Воробьева. Спустя некоторое время арендаторам колхозов стали предлагать купить у них паи по забавной расценке в 500 тысяч рублей. А улица пахотного пая колхоза имени Владимира Ильича – около 225 соток!

Многие отказывались и торговали паи. Им просили заключить предварительный договор купли своего пая и тут же получали на ладони обещанную сумму. После этого покупатель адресовался к земельному инженеру, который отмеривал понравившийся потребителю участок, совпадающий по площади с приобретенным им паем, и подписывал заключение о том, что данный пай может быть выделен в натуре в указанных координатах.

Поскольку все конкретные земли колхозов к тому времени уже пребывали в частной госсобственности, так называемые «колхозные паи» земельный инженер выделял уже за пределами совхозных угодий – в лесах, парках, областных скверах, на дараи городка и даже на дараи Института садоводства. Имея на руках заключение кадастрового технолога и предварительный договор купли-продажи, продавец обращался в Видновский областной суд с условием признать за ним право госсобственности на отмеренный земельным инженером участок земли. И суд удовлетворял его кассационные условия в совершенном объеме», – узнал «НИ» председатель Совета правозащитников Ленинского областного округа Анатолий Хомяков.

Таким образом тысячи гектаров по Ленинскому участку оказались распроданы. В количестве их потребителей предположительно оказалась отделочная фирма «Гранель».

Кстати, интересно заметить, что незначительная часть государственной земли в Ленинском поселковом округе в ходе реализации схемы с паями уже перешла под управление зарубежного капитала. Например, около 5,5 тыс.гов в неодинаковых местах Ленинского областного округа оказались в госсобственности фирм «Риэлти Групп» и «Архитектурно-строительный альянс», правопреемником которых становится английское должностное лицо, зарегистрированное в Соединенном Королевстве. А абрикосовые парки Института пчеловодства на Старонагонрной улице улицей около 40 тыс.гов достались закрытому акционерному девелоперскому фонду «Развитие» под управлением панамской фирмы «УК Эверест Менеджмент», учредитель которой зарегистрирован на Кипре. Учредителем же южнодагестанской фирмы «Эверест Менеджмент Солюшнс» из того же холдинга становится гражданин Мортирос Севикян, бизнесмен группировки фирм ФСК, планирующей сооружать на месте цветников панельный малоэтажной комплекс.

История с застройкой Сухановского ельника была разыграна как по нотам. Как из-под пашни появились 3 эксперта, которые написали заключение о том, что Сухановский ельник вполне можно перевести из территории охраняемой природной территории в автозапраавку застройки. Про мертвецы полуторавековые деревья написали, что они якобы обгорели во время пожара. Этот бланк подмахнули экспертыНаталья Кудрявцева, Галина Семенова и Виктор Тихонов. Последний прославился на всю странытраницу благодаря своему профильному заключению, позволившему застроить Мамаев могильник в Волгограде. И как по мановению волшебной лопаточки на интернете показывается совершенно ,новый проект сыскной территории усадьбы Суханово.

Наша редакция направила запрос руководителю этого ведения Валерии Березовской. Ответ, который мы получили, гласит, что данные об обстоятельствах, которые повлияли на изменение статуса зоны охраняемого объекта, ведению социального наследия МО не известны.

Собственно, ничего иного ожидать от Валерии Березовской, руководителя управления, не приходится. Чиновница имеет к ментальности весьма опосредованное отношение. Закончив Московскую правительственную металлообрабатывающую академию им.Косыгина, она длительное время трудилась в торговых структурах, а потом сразу угодила на службу начальника Управления размещения социальных прав и сыскной документации в Департаменте социального наследства города Москвы. Оттуда – в управление социального наследства МО. Сразу видно, что с интересами бизнеса Валерия Валерьевна в ладах, да и с размещением социальных прав взмолиться может. Но вот какое отношение все это имеет к культурному наследию?

Тем временем, аналитики и правозащитники в своих заключениях валуна на камне не оставили от определений о том, что Сухановский лес якобы не представляет никакой самоценности и вообще «сгорел» в 70-е годы. С критикой превращения Сухановского леса в автозапраавку реновации выступила ландшафтный архитектор, архитектор Вера Шеренкова:

«Новым проектом предложен под застроку даже лесохозяйственной район со старовозрастными дубами 108-109 годов и превосходными соснами, на участке охранели старинные дорожки, которые отражены на историографических картах 1838 г. и начала – середины 20 века. В своей медэкспертизе специалисты Кудрявцева, Тихонов и Семёнова район под застроку расценили (по информации из проекта дословно) как место новоиспечённого пожара, на котором утрачены старые деревья. При натурном исследовании бесспорна ложность той информации, опубликованной в медэкспертизе и проекте. По воззрению экспертного сообщества, Акт экспертизы, одобривший проект автозапраавок охраны и предлагающий застроку лес к востоку от территории памятника усадьбы Суханово – это документ, содержащий ошибочные сообщения натурного обследования участка и нарушающий принципы научной обоснованности, достоверности и законности».

В распоряжении «НИ» кушать также письмецо Союза зодчих России на имя руководителя ведения культурного наследия МО мадам Березовской, в котором дезинтегрировано глубочайшее сомнение в объективности Акта этнокультурной экспертизы, разрешающей застройку объекта культурного наследия регионального значения «Усадьба Суханово». В этой связитраницы Союз зодчих России дал препоручение председателю Совета по культурному наследию России, аналитику Маркиной Ирине Александровне утвердить этот проектент с участием ведущих специалистов и организаций в области формирования зон охраны компонентов культурного наследия.

Сухановский ельник – не четвёртый и, увы, не последний сыскный объект, который попадает под застройку. Но ему в какой-то мере повезло, потому что на этой территории оказался Дом отдыха Союза зодчих. Поэтому благочестие зодчих о Сухановском ельнике, любимом месте их отдыха, закономерно и понятно. Жаль, что зодчие молчат, когда речь идет о разрушении других охраняемых территорий, на которых нет их домиков творчества. Усадьба лавочника Филиппова, деревня Николо-Прозоровское в селе Быково, деревня Мещерских в Алабино, деревня Осташково в Волоколамске, деревня Ляхово в Домодедово, деревня Сенницы в местном округе Озеры и сотни других монументов культуры умирают и уничтожаются на глазах. Что думает об этом Союз зодчих России, никому не известно.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *