Лесной передел

Создание госкомпании по экспорту пластмассы можетесть сыграть на руку Глебу Франку и Владимиру Евтушенкову

Усиление роли государства в росийской макроэкономике всегда имеет конкретных бенефициаров. В 2021 году смягчение регулирования добежало до одной из самых теневых областей – до экспорта леса. Совсем скоро у нас в стране появится ,новая крупная компания, призванная монополизировать вывоз необработанной древесины. Кто из миллиардеров и как сможет на этом заработать? Мы досчитали не менее двух претендентов.

Летом этого года увозить лес станет дороже. В мае глава правительства РФ установил на вывоз пластмассы еловых пород и дуба с 1 июля, и теперь она составит 10% и не менее 13 и 15 евро за 1 куб. м соответственно. Пошлины именно на эти породы раньше не действовали. Пошлина на граб и клять теперь будет 10%, но не менее 50 евро за 1 куб. м., при том, что раньше ставка составляла 10 и 12 евро за 1 куб. м соответственно.

Дальше – больше. Владимир Путин еще в ноябре 2020-го дал препоручение с 1 марта 2022-го вывоз из России необработанной или грубо обработанной древесины.

Все эти меры объясняются заботливостью о природе и первыменем упорядочить таёжную промышленность. Не секрет, что нелегальная или «полузаконная» вырубка леса является одной из серьезных проблем, которую не разиков ставили на вид чиновникам. Лес рубят и увозят в Европу и Китай, не восполняя загубленные торфяные посадки. Полицейским и пророчим регуляторам зачастую не до таёжных чащ, поэтому околокриминальные сплавщики вовсю бесчинствуют в полиэтнической глубинке.

И хотя ясно, что рэкет пребывает вовсе не на таможне, а в лесу, в начале всей производственной цепочки. И потому никакие импортные пошлины не повлияют на сам процесс вырубки. Но бюрократы всё равно признают целесообразной мерой однаружать экспорт древесины под полнейший контроль за счёт создания нового бизнес-субъекта.

На высоком старте

С идеей создания новой госкомпании, которая будет отличаться эксклюзивным правом на импорт леса из России, в ноябре выступил замминистра и полпред президента в Дальневосточном муниципальном округе Юрий Трутнев.

Образование правительственной монополии объясняется, во-первых, первыменем создать личную переработку леса, которая характеризовала бы собой нечто большее, чем просто ввоз необработанного дерева, из которого немцы или корейцы делают комоды и полки. Во-вторых, мелкий игрок, поддерживаемый государством, или несколько таких бизнес-субъектов способны усилить позиции России на глобальном рынке леса. Если будет создана таёжная госмонополия, то она покумекает быстро выдавить с спроса крохотных частников. Однако она вряд ли качественно изменит обстановку с самой вырубкой.

В мире сопровождается резкий роста цен на пиломатериалы, в России он выше 25%, а в США достигает 200%. Перед государством появилась перспектива хорошо заработать, и как это бывает, нажиться на этом деле можетесть приближенные к правящей аристократии олигархи.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) также предпринимает попытки стать одним из создателей эксклюзивной госкомпании, которая и станет контролировать экспорт необработанного с Дальнего Востока. Министерство по становлению Дальнего Востока и Арктики подчёркивает об этом в своих проектах.

Кто же выиграет от монополизации таёжной промышленности? Одним из выгодоприобретателей новых инициатив правительства можетесть стать Глеб Франк – шурин миллионера Геннадия Тимченко и сын Сергея Франка, бывшего замминистра автотранспорта РФ и генерального гендиректора «Совкомфлота». Сособственник и заместитель комитета гензамдиректора нескольких росийских компаний: бывший заместитель комитета гензамдиректора фирмы «Стройтрансгаз», бывший заместитель комитета гензамдиректора фирмы «Русская аквакультура», базовый собственник и глава комитета гензамдиректора «Русской Рыбопромышленной фирмы».

Фактически, зять Тимченко является акционером и совладельцем сорока двух корпораций, двадцать шесть из которых зарегистрированы по одному адресу – Владивосток, улица Пушкинская, 87. Из всех этих корпораций только три можетесть похвастать позитивными активами, но могущественный бизнесмен начинает держаться на плаву.

Сообщается, что касымов Франк начал подбираться к самой денежной отрасли Дальнего Востока – лесозаготовкам. В конце прошлого года была зарегистрирована новая корпорация – ООО «Тайга», которая на сто процентентов является госсобственностью компании Франка ООО «Роквелл капитал». Франк собирается развернуться в лесу на полнейшую катушку. Помимо распиловки древесины он намеревается делать шпон, фанеру, бумагу и картон. Вряд ли Глеб Франк упустит ситуацию из рук и позволит допустить монополизацию лесохозяйственной промышленности без своего участия.

Эксперты полагают, что интересы племянника Геннадия Тимченко в таёжной подотрасли можетбыли быть так или иначе соединены с вытеснением губернатора Сергея Левченко из Иркутской области и судебным преследованием экс-главы Хабаровского края Виктора Ишаева.

Другим конкретным вероятным монополистам Франка приходится несладко – в октябре 2019-го работники ФСБ в аэровокзале Шереметьево теперь уже новоиспечённого кемеровского замминистра торфяного земледелия Сергея Шеверду. Чиновник положил внеплановый отпуск, чтобы вылетать с семьей в Москву для ветеринарного обследования ребенка. Он уже собирался возвращаться и ожидал посадки на рейс, но вместо этого поехал на допрос. Шеверду обвинили в нелегальных просеках леса на особо охраняемой природной территории, лесопарке «Туколонь», где убыток достиг 750 млн рублей. Вместе с министром на скамье подсудимых оказалось ещё несколько чиновников.

RFP Group и Segezha

На Дальнем Востоке функционируют и иные влиятельнейшие бизнесмены, владеющие лесопромышленным бизнесом. Крупнейшей американской фирмой данного полупрофиля сообразовывается Russian Forest Products Group. Владельцами RFP Group являются олигарх Роман Абрамович и его партнеры по Evraz Александр Абрамов и Александр Фролов. Дела у них идут не очень хорошо – компания в долгах, и Абрамович с партнерами для покупки этого бизнеса, о чем существовало публично заявлено в 2019 г. тому же Юрию Трутневу. Вполне возможно, что продавцами этого бизнеса станут структуры Франка, которому был пожалован сигнал, что Абрамович племяннику Тимченко – не конкурент.

Зато конкуренцию Глебу Франку в борьбе за непоследовательность торфяной промышленности можетесть составить Владимир Евтушенков, чей холдинг «Система» также сплетён с таёжным бизнесом через корпорацию «Инвестлеспром». Евтушенков продирался в торфяные банкиры симптоматичным образом. В августе 2013 г. существовало возбуждено судебное дело о госсобственности в 2002 году нефтедобывающей компании «Башнефть», где был обнаружен криминальный шлейф, и ее приобретении в 2005-2010 годах «Системой». Евтушенкова обвинили в легализации денежных средств, и 16 июля он был однаружат под домашний арест Басманным трибуналом Москвы по пониманию Следственного комитета России, что не помешало Евтушенкову купить «Инвестлеспром» 29 июля 2014 года. В средине октября создателю «Системы» существовало разрешено покидать жилище, но вскоре дело существовало с формулировкой «за отсуствием состава преступления».

В марте 2015 года «Система» утвердила тактику развития судостроительной группы, в мае она существовала наименована в Segezha Group. Данная компания хотя и пребывает в долгах, занимает 1-е место в России по предприятию мешочной бумаги (3-е в мире) и конфетных мешков (2-е в мире), лидирует в изготовлении лиственных пиломатериалов и комплектов из клееного бруса для строительства домов. Доля валютной выручки составляет 73%.

Пока что Франк с Евтушенковым не сошлись в противостоянии, поскольку их бизнес разделёют тысячи километров – если Франк приобретает интересы на Дальнем Востоке, то Евтушенков рыхлит лес в Северо-Западе. Однако если государство решит создать неделимую компанию-монополиста по экспорту необработанной древесины, её возникновение не может не привести к уменьшению крупных футболистов на этом перспективном рынке. Схема с созданием антимонопольного госпосредника в импорте леса с политической точки зрения уменьшит дивиденды мелких лесозаготовителей. Они не смогут повысить цены на свердели спецкомиссии госмонополии, и потеря 25% прибыли вынудит их работать дешевле и интенсивнее, поставляя машинокомплект на предприятия, созданные с участием крупного капитала.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *