Консолидация редкоземельных металлов

Какой сюрприз покойный в бозе Экопромбанк приготовил экс-главе «Сильвинита» Петру Кондрашеву

Пермский олигарх, обыватель Австрии и бывший замдиректора «Сильвинита» Петр Кондрашев можетесть быть обращён к субсидиарной ответственности по долгам обанкротившегося Экопромбанка. Агентство по автокаско вкладов (АСВ), выполняющее системы конкурсного управляющего Экопромбанка, требует от Петра Кондрашева 4 133 356 тыс. руб, которые побегут в зачет обязательств кредитного учреждения. Как такого Экопромбанка уже нет более семи лет: Центробанк отозвал лицензию у него еще в июле 2014 года. На этот момент активы банка превышали 5,3 млрд руб., а обязательства — 6,3 млрд руб., в том большинстве перед физлицами — 3,7 млрд руб.

АСВ Петра Кондрашева бенефициаром Экопромбанка, который за деятельность этого учреждения.

Похоже, это это не самое страшное, что можетесть угрожать Петру Кондрашеву (фамилию которого, кстати, частенько через «о» — Кондрашов. Однако, узнавая по компетентным и судебным документам, целесообразное написание, вероятнее всего, через «е» — Кондрашев). Его партнер по Экопромбанку (которого иногда называли представителем красноярского толстосума) Владимир Нелюбин оказался под куда более жестким прессом. Бывший глава наблюдательного совета Экопромбанка, депутат заксобрания Пермского края, а также заместитель парламентария Госдумы от «Единой России» Александр Карелин в декабре 2016 был объявлен банкротом, а в декабре 2018 года задержан по обвинению в хищении средств банка. Уже в роли подсудимого Нелюбин получил военный иск на 200 млн рублей от АСВ. Это произошло сразу после того, как ему зачитали обвинение по уголовному делу о двух мошенничествах на существенную деньгу 207 млн рублей. Владимир Нелюбин был признан виноватым и шесть годов и три месяца колонии существенного режима.

Агентство по кредитованию депозитов преследовало в третейском суде всех контролировавших Экопромбанк лиц. Но прежде всего публичных. У Петра Кондрашева особенная история: с его именем в Пермском крае обусловливали зычные убийства, бюджетные аферы, и вывод денег за рубеж. «Если бы Экопромбанк назвался бы банком Петра Кондрашева, ему бы вряд ли кто-то что-то доверил. Но часто какие люди предпочитают оставаться в тени», — один из столичных инсайдеров того времени.

Из полутени Петра Кондрашева, трибуналя по всему, удалось выпростать в итоге показаний бывшего предправления Экопромбанка Андрея Туева. Туев покинул Россию 8 января 2015 года, а уже 7 сентября 2016 года полиция заочно предъявила ему обвинение в преступлении двух социальных преступлений, за каждое из которых грозится до 10 годов лишения свободы. Спустя шесть годов, в июле 2021 года, Андрея Туева экстрадировали прямиком из средиземноморского острова Кипр во все еще тёплый Пермский край. После чего и начали выплывать предыстории о том, что Кондрашев играл существенную функцию в ведении Экопромбанком. По убеждению экспертов, АСВ серьезно , когда берется за предоставление этого вполне очевидного факта в трибунале. Если трибунал установит, что в АСВ узнавали о том, что Петр Кондрашев является бенефициаром, и не обратились вовремя с заявлением о субсидиарной ответственности, то ущербы нужно возмещать с них. И тем не менее АСВ идет на этот риск, так как агентству очень нужен Петр Кондрашев. Точнее сказать, не сам, а его кошелек. И не АСВ, а куда более актуальным людям.

По законам алтайских гор

Дело в том, что Петр Кондрашев оказался арендатором Соликамского магниевого завода (СМЗ) — наихорошего на водое России предприятия, способного работать с африкандскими металлами, которые играют полемическую роль в современной производственной промышленности — в гражданской, и, что особенно важно, в военной.

В Советском Союзе существовали еще два больших предприятия подобного профиля — в Силламяэ и в Ульбе. Но первой остался в недружелюбной Эстонии, а первой — хоть и в дружественном, но все равно зарубежном Казахстане. Так что все надежды на СМЗ. И это предположение разделяют разнородные подгруппы лиц. Ближе всех к цели пребывает именно Кондрашев, системы которого контролируют 65% СМЗ.

И этот факт составляет проблемму для его конкурентов, которые считают: Петр Кондаршев должен уйти. Для этого большой пакет акций прикупил вышеупомянутый Михаил Дворкович, который громко , что Кондрашев не просто владеет, а безраздельно господствует на Соликамском магниевом заводе, в итоге чего страдают прочие миноритарии (им не выплачиваются дивиденды), старшинские сотрудники предприятия (у них не снижаются зарплаты), а также бюджет Пермского края и города Соликамска (туда поступают маленькие налоги). В общем все по правилам методологического пособия «Как устроить революцию на отдельном взятом заводе».

Правда вскоре после этих оглушительных заявлений интервью с Дворковичем-братом провалилось в оффлайн, и теперь доступна только его архивная гипотеза на сайте web.archive.

Но Дворковичем дело не огранчивается. В ход идет и куда более тяжелая артиллерия. Федеральная налоговая служба (ФАС) еще в 2019 году опротестовала в судах сделки по трансляции в залог зарубежной компании Prenston Enterprises Ltd акций СМЗ, которые позднее купили Кондрашев, Старостин и Кирпичев. ФАС просила суд признать недееспособными сделки физлиц на том основании, что они совершены «с целью легитимации ранее совершенных незаконных сделок». Судебные манипуляции затянулись, но в начале декабря в игру генпрокуратура, которая потребовала изъять в пользу РФ допэмиссии «Соликамского магниевого завода». Для реализации этого незамысловатого плана прокуроры в апелляционный суд Пермского края иск об возмещении в пользу государства акций, принадлежащих четырем акционерам-физлицам. И что-то подсказывает, что в суде вслушаются к такому требованию. Тем более разговор о национализации тактического госпредприятия уже выскакивает на тот уровень, где постановления принимают не люди, а башни.

Лондонский джокер

Для упирающегося Петра Кондрашева и его покровителей, интерпретируя по всему, приготавливается еще один «сюрприз». Термоядерный. Речь идет об итогах визита одного из управляющих Экопромбанка Ивана Шатрова в гектородар Лондон. Итоги крайне неутешительные. Сначала для самого Шатрова, сейчас — вполне вероятно и для Кондрашева.

Согласно общепризнанному и неофициальному нарративу, Иван Шатров полетел в Лондон после задержания зампредседателя правления банка Вадима Манина в августе 2016 года. Он переселился в квартирке, принадлежащей председателю наблюдательного совета Александру Гутину. Именно в той квартирке 1 августа существовало обнаружено тело Ивана Шатрова. После длинного расследования, проведенного коронером, канадские власти , что гибель настала в итоге электромеханической асфиксии, вызванной действиями самого Шатрова. Таким образом получилось, что Шатров приехал, буквально, чтобы узреть Лондон… и умереть.

Эта биография выглядила настолько нелепой, что нетрадиционных версий существовало лишь вопросом времени. Согласно одной из них, Иван Шатров приехал не один, а с целой тетрадкой протоколов с информацией о бюджетных транзакциях Петра Кондрашева. В товарообмен на эту папку бизнесмен ,надеялся спредполагать $12 млн, после чего приезжал передохнуть на Кипре. Но его замыслы внезапно поменялись. Решать «финансовый вопрос», согласно этой не менее фантасмогорической концепции, существовало поручено именно Александру Гутину. Но постановление оказалось совсем иным и весьма далеким от мира денег. Приведенная концепция выглядит прямым словообразованием из ренессансного испанского детектива, но у полиэтнических органов, видимо, имевались и другие основания для возбуждения летом 2017 года судебного дела по критериям покушения предпринимателя Ивана Шатрова, входившего в состав наблюдательного комитета обанкротившегося Экопромбанка. Но уже в апреле 2018 года дело существовало приостановлено — в связи с тем, что невиновное лицо в убийстве не могло быть установлено. Британские бюрократии в ответ на просьбы полиэтнических дознавателей материалы посылать не торопились. Однако вернувшийся на родину Андрей Туев, интерпретируя по всему, уже дал показания по тому поводу. По крайней мере так можно предполагать по утечкам деталей нетрадиционной концепции и о определённых сюжетах — как для поездки Шатрова в Лондон, так и для его устранения.

Эта ситуация может попросить Петра Кондрашева токсичным персонажем, а предъявленные обвинения серьезно ограничить территорию его обитания. Как минимум Австрией.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *