Игорь и Ольга Топоровские арестованы в Бельгии с фальшивыми «кандинскими»

В Бельгии арестованы супруги ,  замешанные в громком скандале с подделками русского авангарда. Еще в 2017-м на их коллекцию, выставленную в Музее изящных искусств Гента, с ярой критикой обрушились искусствоведы. Казалось, раскрыта крупнейшая афера, однако Топоровским удалось «отстреляться» ответными исками и даже устроить пресс-конференцию, где публично заявить: все это подлинники, скоро будет экспертиза со всеми доказательствами. И вот спустя два года после начала шумихи — арест. А ведь фигурант европейского дела о подделках Игорь Топоровский уже был замешан в отечественном антикварном скандале — деле .  Чем тогда для него это кончилось — узнал из материалов следствия.

Фамилия Топоровских прогремела в октябре 2017-го — после показа в гентском Музее изящных искусств 24 никогда прежде не выставлявшихся произведений русского авангарда. Инициатором обновления экспозиции стала директор музея Кэтрин де Зегер (куратор Московской Биеннале-2013). Все имена авторов на слуху: Малевич, Кандинский, Лисицкий, Гончарова, Ларионов, Филонов… Искусствоведы таких шедевров никогда не видели — от удивления написали коллективное :  никакой это не русский авангард, а подделки! И тут понеслось: расследования, обыски, иски…

Топоровский продолжал доказывать, что картины — настоящие. Называл происхождение: часть нашел в Одессе, куда их привез якобы сам Иосиф Орбели (директор Эрмитажа с 1934 по 1951 гг.). Другие работы — якобы из коллекции дальних родственников супруги Ольги: художника и скульптора Антона Певзнера и его брата, архитектора и художника Наума Габо. Журналисты нашли немало проколов в легенде Топоровского. Но ему удавалось держаться на плаву два года: его адвокаты только и успевали, что отправлять иски всем недовольным.

[ Топоровский утверждает, что его жена Ольга (в девичестве Певзнер) — дальняя родственница семьи Антона Певзнера и Наума Габо. Которые, по словам Топоровского, собирали произведения русского авангарда и оставили обе коллекции в семье, в России, когда им пришлось покинуть родину.

Дочь Наума Габо, Нина Уильямс, передала корреспонденту TANR следующее заявление: «Госпожа Уильямс, дочь Наума Габо, непреклонна в том, что она никогда не слышала об Ольге Топоровской, как и в том, что Наум Габо не оставил в России коллекцию русского авангардного искусства».

«Самая важная часть коллекции состоит из работ, отправленных в музеи до прихода Сталина к власти, после чего социалистический реализм стал довлеть в региональных музеях, особенно в Украине. Игорь Топоровский, несомненно, вдохновленный своим украинским происхождением, решил использовать свои высокопоставленные контакты и обнаружил сокровища, которые он купил по очень умеренной цене в конце коммунистической эпохи. Он объединил частную коллекцию произведений Александры Экстер, а также часть коллекции Иосифа Орбели, бывшего директора Эрмитажа. Последний их вывез и укрыл в своей родной Армении, чтобы полотна избежали уничтожения по приказу Сталина». — сообщалось в релизе выставки.

«Представить, чтобы какие-то работы вынесли, вывезли из музея, — это может придумать либо безумец, либо мошенник, либо человек, не представляющий себе жизни в СССР, ведь за такие действия руководство музея сразу было бы арестовано. Мне приходилось слышать историю с мифической “коллекцией Орбели” — это полная ерунда». — говорит Андрей Сарабьянов, российский искусствовед, эксперт по русскому авангарду.]

И все же после такого фиаско человек не за решеткой, а мирно попивает кофе в бывшем аббатстве Дилегем в (там как раз планировалось Топоровским открытие частного музея ). 

Копнуть поглубже, и выясняется: Игорь Топоровский уже был втянут в темные антикварные дела. А именно — в самое громкое в отечественной истории дело Преображенских.

В 2004 году Татьяна и Игорь Преображенские приехали из Петербурга в Москву и открыли здесь галерею . Как выяснилось, через галерею шел оборот подделок. Одна из афер вскрылась, супругов посадили: ее на 9 лет, его — на 8,5, оба уже на свободе, разошлись. Но в поле зрения следствия тогда, в 2004-м, попала не только история собирателя Узжина, который купил у аферистов пару десятков липовых Шишкиных и Айвазовских. Эпизод с продажей фальшивых Кандинского и Малевича остался «висеть».

Топоровский проходил по делу Преображенских свидетелем, о чем говорит протокол от 17 мая 2006 года. Согласно документу, Игорь Владимирович родился 13 февраля 1966 года в г. Днепропетровске, во время описываемых событий проживал в Калашном переулке Москвы. В тех же материалах дела есть расписка о том, что в 2004-м Топоровский получил от «Преображенской Татьяны Михайловны деньги за картины К.Малевича «Шкатулка» и В.Кандинского «Абстрактная композиция» 13 г.». Цена этой расписки — 3 миллиона долларов. За такие деньги картины продали некоему , который потом не предъявил претензий, потому дело и не получило ход. И все же после этого допроса Игорь и Ольга Топоровские спешно уехали из России в славный город Брюссель, где купили домик для будущего музея авангарда.

Следующее «авангардное дело» Топоровского разворачивалось во французском городе Тур, центре виноделия долины Луары. 2009-й городок запомнил по печально знаменитой выставке «Александра Экстер и ее друзья, русские художники». У экспертов возникли сомнения в подлинности экспонатов, картины арестовали. Но вдруг тот же эксперт изменил мнение, и Топоровский — с шумом и пылью, но быстро — вывез спорные работы Экстер.

Срок давности этих детективных историй — 10–15 лет. Вдумайтесь. А в 2017–2018-м господин с сомнительной репутацией снова обводит вокруг пальца уважаемый музей (ему теперь отмывать и отмывать свою репутацию) и первых лиц города, коллекционеров, очевидно. Кого еще? Законы? Искусство?..

Русский авангард — самый востребованный сегмент сегодня на арт-рынке. То есть Малевич, Кандинский со товарищи стоят дороже остальных отечественных художников — миллионы миллионов. И подделать их проще, чем классику, — об этом свидетельствуют частые дела о подделках, волной прокатившиеся по всей Европе в последние несколько лет. Только вот искусство не резиновое и фальши не любит — всех самодельных Малевичей оно не выдержит.

Ранее Топоровский рассказывал журналистам, что он изучал историю искусств в Московском государственном университете. Когда в СССР началась перестройка, он якобы стал одним из советников Горбачева. По его словам, эту деятельность он продолжил и при Ельцине, а потом стал «тайным дипломатом» — часто ездил в штаб-квартиру Европейского союза и НАТО в Брюсселе. Но, как признавался господин Топоровский в интервью бельгийским СМИ, приход Путина поставил его по другую сторону режима, и по этой причине в 2006 году Игорь Топоровский с семьей и коллекцией переехал в Брюссель.

Как удалось установить корреспонденту TANR, господин Топоровский действительно учился в МГУ на историческом факультете. Тема его диплома была культурологической — якобинские праздники, а диссертация, которую он защитил в 1992-м, называлась «Многостороннее культурное сотрудничество в Европе в 1970–80-е годы».

Стал ли в начале перестройки Игорь Топоровский, которому тогда было 20–25 лет, советником Михаила Горбачева, каковым он представляется? По словам Павла Палажченко, сейчас отвечающего в Фонде Горбачева за связь с прессой, советник по имени Игорь Топоровский с ними никогда не работал.

 

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *