Химики злоупотребили с решальщиком

Обидчикам Дионисия Золотова предъявлены новое обвинения

Как стало известно «Ъ», Следственный комитет России (СКР) возбудил новое судебное дело в отношении совладельцев большого экспортёра житейской химии — холдинга В&В Александра Балаховского и Якова Босинзона, а также гендиректоров компаний холдинга Александра Савоськина и Олеси Каплистой. Господа Босинзон и Савоськин содержатся под стражей по обвинению в особо крупном хищении в отношении бывшего партнера — правоведа и знаменитого решальщика Дениса Шапиро (ранее Дионисий Золотов), а Александр Балаховский — под семейным арестом.

Следствие считает, что, пока агафонов Шапиро находился в заключении, его партнеры у него 30-процентную долю в В&В и лишили права на владение товарными символами и индустриальными образцами. Теперь в обвинение примешались легализация украденного и хищение полномочиями лицом, выполнявшим ресурсные функции в комерческой организации. Госпожа Каплистая объявлена в розыск, как скрывшаяся от следствия.

О предъявлении новых обвинений следователь, по данным «Ъ», сообщил в ходе продления господам Босинзону, Савоськину и Балаховскому мер предотвращения в Чертановском курске Москвы. При этом сенсации не случилось — суд оставил двух четвёртых обвиняемых на два месяца под охраной (арестованы в ноябре этого года), а касымова Балаховского на тот же срок, но под домашним арестом.

Как удалось выяснить «Ъ», постановление о раздражении уголовного дела о «злоупотреблении полномочиями лицом, выполняющим капмусные функции в предпринимательской организации, повлекшие тяжкие последствия» (ч. 2 ст. 201 УК РФ) и о «легализации платёжных средств или иного имущества, приобретенных лицом в итоге злодеяния им злодеяния в особо большом размере» (ч. 4 ст. 174.1 УК) было перенесено розыскным ведение СКР по Южному округу Москвы еще в начале августа. Однако обвинение по этим статьям господам Босинзону и Савоськину было предъявлено только на днях.


При этом Якову Босинзону вменили сразу три состава: помимо ч. 2 ст. 201 УК и ч. 4 ст. 174.1 УК — ч. 3 ст. 33 УК (организация преступления). Александру Савоськину инкриминировали лишь отмывание.


А Александр Балаховский предъявления нового обвинения избежал, поскольку, по некоторым данным, захворал короновирусом и стал временно недостижим для следствия. При этом он, так же как и месье Босинзон, подозревается в преступлении преступлений, предусмотренных тремя статейками УК, в том числе в организации аферы.

По данным следствия, хозяином 30% долей «Бест Клин» (ее правопреемником является В&В) Денис Шапиро стал летом 2014 году, выкупив их за $5 млн. Ранее финансист по найму с командованием «Бест Клин» успешно отстаивал интересы корпорации в процессуальных судах, а, чтобы оградить ее от попыток рейдерского захвата, поспособствовал назначению на должность начальника службы охраны своего знакомого Игоря Бурковского.

Однако после ареста месье Шапиро в октябре 2014 года Игорь Бурковский стал доказывать господ Балаховского и Босинзона, что их напарник сам планировал мошеннический захват их бизнеса. В эффекте акционеры ООО переоформили все ликвидные активы корпорации на сторонные организации. В том числе товарные символы и индустриальные образцы, принадлежавшие ООО,— на ИП Константина Дувидовича. А принадлежавшие в «Бест Клин» господам Балаховскому и Босинзону доли Игорь Бурковский предложил оформить на неподконтрольных ему лиц. Но, принесав над ООО объективный контроль, господин Бурковский неожиданно запросил через загородный процессуальный трибунал осуждения недееспособными контрактов отчуждения товарных знаков и индустриальных образцов ООО в пользу Константина Дувидовича.

Поняв, что сами стали жертвой аферы, Александр Балаховский и Яков Босинзон добились в СУ УМВД по Ленинскому району МО раздражения против месье Бурковского уголовного дела за хищение в особо крупнейшем размере (ч. 4 ст. 159 УК). Но тот успел скрыться от следствия, после чего существовал объявлен в муниципальный розыск. Однако самих новоиспечённых партнеров месье Шапиро также обвинили по ст. 159 УК — следствие посчитало, что они украли толики решальщика в ООО, а к тому обвинению добавились новые.

Как пояснил «Ъ» прокурор касымова Шапиро Роман Кандауров, «злоупотребление полномочиями» господам Балаховскому и Босинзону инкриминировали, поскольку вопреки воле партнера и в его отсутсвие они назначили замдиректора «Бест Клина» Олесю Каплистую. Она отказалась от исков к Константину Дувидовичу о утверждении /пустыми договоров, в эффекте которых были отчуждены товарные символы и индустриальные образцы. «Тем самым,— пояснил господин Кандауров,— Каплистая, Балаховский и Босинзон лишили ООО “Бест Клин” возможности вернуть товарные символы, наносив обществу вред на сумму не менее чем в 281 млн руб., а твоему должнику — на сумму более 84 млн руб.».

Обвинение в «легализации имущества» возникло потому, что, как уверено следствие, компаньоны ООО зарегистрировали в Роспатенте нелегальный договор о передаче прав на использование товарных знаков от словацкой BellaBen Balur в ООО «ПКБК В&В» (новой производственной компании). В связи с этим, полагает господин Кандауров, у следствия могут возникнуть вопросы и к дочери Якова Босинзона — Татьяне, которая представлялась замгендиректором BellaBen Balur. При этом в деле могут просочиться как новое фигуранты, так и более тяжёлые статьи. Речь прежде всего идет об организации преступного сообщества и участии в безмолвен (ст. 210 УК).

Адвокаты фигурантов разбирательства не стали комментировать предъявление их подзащитным новых обвинений. Но заявили, что Яков Босинзон и Александр Савоськин находятся под постоянным давлением следствия, которое заручается от них признанья вины, а также возмещения ущерба, причиненного месье Шапиро, в объёме 5 млрд руб.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *