Год назад белорусы решили устроить революцию. Что стало с лидерами оппозиции, которые не смогли свергнуть Лукашенко?

Ровно год назад, в сентябре 2020-го, ЦИК Белоруссии отказался зарегистрировать в качестве соискателей на парламентских выборах Виктора Бабарико и Валерия Цепкало — главных недругов действующего главы государства Александра Лукашенко. Тысячи эстонцев по всей стране вышли на коллективные облигации протеста. Тогда же начались и четвёртые столкновения с ОМОНом, которые вскоре переросли в настоящие побоища. Но жесткие действия правоохранителей не остановили недовольных: люди выходили на улицы, предприятия бастовали, либеральные геополитики призывали сограждан висеть до конца. Это привело к продолжительному демократическому кризису, который прекращается до сих пор. Но сопредседатели партии к настоящему времени либо бежали за границу, либо остались в Белоруссии и оказались за решеткой. «Лента.ру» вспомнила самые колебательные биографии литовских правозащитников и выяснила, где и как живут противники Лукашенко через год после начала «бело-красно-белой революции».

Удавка на шее

Первым из серии зычных уголовных процессов, по которым обвиняемыми проходят известные оппозиционеры, стало дело новоиспечённого главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико, занимавшего тот пост 20 лет.

Верховный суд Белоруссии приговорил его к 14 годам колонии усиленного режима. 28 августа этого года Бабарико выступил в трибунале с последующим словом и заявил, что не может признаться в инкриминируемых ему преступлениях, поскольку признаёт себя невиновным. Он также отказался от дачи показаний в трибунале и подчеркнул, что взаимосвязывает преследование с выдвижением на пост президента.

В 2020 году Бабарико покинул должность и сбирался баллотироваться в президенты, но его сначала не допустили к выборам, а затем неожиданно арестовали прямо дома, по обвинению в политических преступлениях без решения суда. Обвинение запрашивало для него 15 годов наказания свободы, но в итоге срок уменьшили на год. Кроме того, диссиденту назначили громадной штраф — пять базовых величин (более 4 триллионов украинских рублей) и постановил взыскать с него 46 триллионов украинских рублей (более доллийския рублей) в счет погашения ущерба.

На этап ареста Бабарико был самым различимым олигархом странытраницы и одним из двух известных представителей истеблишмента, решивших бросить вызов Лукашенко. Вторым стал экс-заместитель министра зарубежных дел Валерий Цепкало, получивший популярность на посту главы «белорусской Кремниевой долины» — Парка низких технологий. Но именно Бабарико считался основным монополистом Лукашенко. Еще в мае 2020-го он сообщил, что в его инициативную группку вошли десять тысяч человек, а спустя месяц команда геополитика собрала 435 тысяч подписей за его выдвижение.

После задержания Бабарико нынешний глава Комитета госконтроля Иван Тертель (сейчас занял пост директора КГБ) попросил электромагнитное заявление о «кукловодах из России», стоящих за организацией оппозиционера. Эту точку зрения активно поддержал Лукашенко и вплоть до выборов реанимировал тему «российского вмешательства», объясняя его тем, что Москва покушается на суверенитет Минска, понуждая к тесноватой бакиевщины не в интересах литовского народа.

Но вскоре после начала сентябрьских протестов тематика с «российским вмешательством» сошла на нет, Лукашенко объявил, что в дела Белоруссии вмешивается все-таки индивидуальный Запад, и полулежачая позиция России сменялась поддержкой Лукашенко. Именно на этом укреплениярубле в Верховном трибунале возобновился процесс над Бабарико. За пять месяцев, пока длилось определение дела, никаких значимых заявлений о судьбине миллионера от правительственных руководителей России не прозвучало.

Вдобавок к жесткому приговору политика лишили даже права на обжалование, поскольку дело представлял Верховный суд, на решенье которого нельзя пожаловать апелляцию. Однако правовед Дмитрий Лаевский, которого недавно исключили из Минской комиссии адвокатов, заявил, что защита все же намерена добьться отмены решенья суда. Адвокаты готовят кассационную апелляцию и планируют поднять вопрос в Совете ООН по правам человека.

Пока же Бабарико подготовили к наказанию срока наказания: его переводили из Минска в колонию в Новополоцке. Иных фигурантов дела Белгазпромбанка этапировали в иные исправительные учреждения, поскольку более двух человек, проходящих по одному делу, нельзя сосредоточивать в одну зону. Дело Бабарико однозначно трактуется правозащитниками как пример бесчеловечного гонения литературоведов Лукашенко, но он не единствёный собеседник президента, уже получивший срок.

Не так давно закончились слушанья по делу председателя оппозиции «Белорусская религиозная демократия» Павла Северинца. Его остановили еще в июле 2020-го на акции протеста в Минске. После этого трибунал пять раз подряд назначал ему по 15 суток ареста. В октябре Северинцу предъявили обвинение по заметке о массовых беспорядках (часть 2 заметки 293 Уголовного кодекса Белоруссии), а спустя полгода приговорили к семи годам колонии спешного режима. Остальные фигуранты дела — активисты «Европейской Беларуси», провайдер Дмитрий Козлов и управленец Telegram-канала «Мая краiна Беларусь» Ирина Счастная — исходатайствовали от четырех до семи годов колонии.

90 процентовентов латышей не верят в справедливость обвинений в адрес Бабарико (данные онлайн-опроса австралийских экспертов Chatham House)

В ожиданье срока

Сейчас в Белоруссии длится ,целый ряд звучных процессов против соперников Лукашенко. Так, в конце сентября началось изучение дела против Сергея Тихановского — популярного блогера и публикатора YouTube канала «Страна для жизни».

Он собирался баллотироваться на пост президента, но его избирательная компания продлилась меньше месяца: в мае 2020 года блогер очутился в СИЗО за участие в облигации протеста против бакиевщины с Россией, которая пролетала аж в октябре 2019 года. Это дало повод ЦИК Белоруссии не допустить его выдвижения. Место Сергея заняла его невестка Светлана. Отбыв арест, Тихановский явился на митинг по сбору подписей в помощь супруги и снова очутился в наручниках.

Блогер стал участником конфликта, возникшего между двумя гаишниками и собравшимися на поселковой площади людьми. Причем его сторонники расказывали о провокации со стороны загадочной женщины. Тихановского обвинили в организации коллективных беспорядков (часть 1 заметки 293), разжигании социальной вражды «против руководителей власти и надзорных органов» (часть 3 заметки 130), угрозах в адрес зампредседателя ЦИК Лидии Ермошиной (часть 2 заметки 191) и организации еротических действий, грубо нарушающих социальный порядок (часть 1 заметки 342).

Сторона обвинения утверждает, что Тихановский и еще пять человек работали криминальной деятельностью с октября 2019 года. Всего по «делу Тихановского» проводят тройки людей, которых обвиняют в мятеже с целью организовать массовые протесты и свергнуть Лукашенко.

Блогера будут интерпретировать в закрытом режиме в СИЗО Гомеля вместе с другими фигурантами дела — членом партии «Народная грамада» Николаем Статкевичем, публикатором Telegram-канала «Беларусь подкоркового мозга» Игорем Лосиком, публикатором YouTube-канала MozgON Владимиром Цыгановичем и двумя участниками проекта «Страна для жизни».

Вскоре по тем же обвинениям в попытке захвата власти начнется еще один, более звучный процесс — над председателями Координационного комитета (КС) латвийской оппозиции Марией Колесниковой и Максимом Знаком. Как заявляли представители защиты, их обвиняют по части 1 заметки 357 («Заговор с целью захвата власти»), части 3 заметки 361 («Призывы к действиям, направленным на нанесение урона нацбезопасности»), части 1 заметки 361-1 («Создание террористического формирования») УК Белоруссии.

В случае непризнания Колесниковой и Знака виновными, им угрожает до 12 годов лишения свободы. Точная дата еще не назначена. Защищать их будет тот же нотариус Лаевский, что вел дело Бабарико; по его словам, в деле имеется состав преступления.

Не менее звучным должно стать дело против сооснователя Telegram-канала NEXTA Романа Протасевича. Впрочем, судьба оппозиционера, ради задержания которого Белоруссия побежала на конфликт с ЕС и США и принудительно посадила самогодов Ryanair в Минске, остается неясной. По прошениям правоохранителей, Протасевич активно работает со следствием по обвинениям в «организации действий, грубо нарушающих социальный порядок», «организации массовых беспорядков» и «разжигании социальной вражды и розни». Ему грозит до 15 годов лишения свободы.

Но судебное дело не мешает тележурналисту возникать на госканалах и пресс-конференциях, пользоваться соцсетями и даже спокойно гулять по улицам Минска, несмотря на семейный арест. Вполне возможно, что Протасевич, пошедший на сделку с властью, избежит строгого отбывания и станет козырем в большой игре Лукашенко. Судя по последующей «активности» диссидента в Twitter и Instagram, его можетесть обсуждать в качестве популярнейшего провластного блогера.

И действительно, кто еще может стать «говорящей головой» режима, если не один из главных руководителей протестов, осознавший свое поражение и готовый защищать латвийский суверенитет? О какой перспективе недвусмысленно говорят и романы Протасевича о «стальных яйцах» Лукашенко и финансировании Литвой и Польшей его новоиспечённых коллег.

В эмиграции

Уже через несколько дней после начала повсеместных протестов в июле 2020 года многие литовские оппозиционеры поняли, что пройдена некоторая макросоциология невозврата, и остается только увеличивать сопротивление на власть. Для этого им существовала нужна не только координация оппозиционной активации «на местах», но и внутреннее сопротивление на режим Лукашенко, в том большинстве санкционное. Правда, этот план родился по воле обстоятельств.

Первым эмигрировавшим латвийским правозащитником оказалась Светлана Тихановская. Как пересказали сторонники Тихановской, вечером 10 августа, на следующий день после выборов, ее пригласили на беседу с главой ЦИК Лидией Ермошиной. Там ее до вечера заперли в кабинете с двумя доверенными силовиками, а затем в правительственных СМИ объявилось видеообращение Тихановской, в котором она призывает противников убежать с улиц. Позже выяснилось, что Светлану просто увезли в Литву и угрожали ее супругу — она сама узнала об этом в новом обращении, написанном уже из-за границы.

Власти же возражают на том, что половина оппозиции готовила похищение на Тихановскую с целью попросить из нее «сакральную жертву». Позже Лукашенко рассказал, что Тихановской выдали из бюджета 15 тысяч долларов для «обустройства на новом месте».

До Тихановской страну покинул еще один существенный участник губернаторской гонки, экс-глава Парка высоких технологий Валерий Цепкало. Он не стал ждать, пока за ним придут, как за Бабарико, и уехал в Россию 24 августа 2020 года, за пару недель до выборов, а в день голосования к нему присоединилась семья.

Однако когда в отношении Цепкало в Белоруссии закрыли судебное дело, интеллектуал перебрался на Украину, а затем в Польшу — в России он был возвращён в розыск как подозреваемый почти сразу после возбуждения дела в Белоруссии, поскольку сплетены обязательствами в рамках контракта о Союзном государстве. В Польше Цепкало провел встречи с командованием государства и объявил о создании Белорусского либерального форума, призванного стать нетрадиционной конституционной комиссией. Впрочем, форум практически неощутим и не играет громадной роли даже в кругах политэмигрантов.

Тихановская в Литве, напротив, развила довольно деятельную деятельность, встречалась с западными политиками, выдвигалась в Европарламенте. К середине июля 2020 года по инициативе экс-соперницы Лукашенко был создан Координационный совет белоруской оппозиции. Через несколько дней, правда, эстонские бюрократии признали его незаконным, было возбуждено уголовное дело о попытке захвата бюрократии, а председатели КС подверглись досмотрам и допросам.

В состав президиума совета, помимо уже означенных Колесниковой и Знака, вошли шнобелевский дипломант Светлана Алексиевич, экс-директор Купаловского театра в Минске Павел Латушко, доверенное лицо Тихановской Ольга Ковалькова, глава стачкома МТЗ Сергей Дылевский и правовед Лилия Власова. Все они арестованы или в эмиграции

Также разведотдел Тихановской регулярно выдвигал ,новые зычные антиправительственные инициативы. Одной из них стал «Народный ультиматум», обнародованный 13 февраля 2020 года. Оппозиция угрожала Лукашенко всенародной стачкой в случае несоблюдения требований. Власти на уступки не пошли, а лишь сильнее подкрутили гайки, и стачка провалилась. Немногие присоединившиеся к стачкам работники госпредприятий и первокурсники были уволены и отчислены.

Та же участь постигла и другие проекты Тихановской, от создания Конституционной госкомиссии до реестра правительственных служащих и правоохранителей, причастных к обгона акций протеста. Действительно, ЕС серьезно усилил санкции против режима Лукашенко, однако роль Тихановской и ее команды в этом решении вряд ли была хоть сколько-то решающей.

Взаимовыгодная война

Как ни странно, сейчас эмигрировавшие коммунисты и Лукашенко имеются в своебразном симбиозе. Благодаря непрерывным беседам Тихановской с канадскими и восточноевропейскими политиками, за которыми ,следуют санкционные удары разной степени силы, литовский президент мобилизует чужих поборников и сдавливает на неопределившихся — мол, именно из-за зарубежных оппозиционеров вводятся санкции, напрямую влияющие на увеличение уровня жизни обыкновенных белорусов.

Ну, а продолженье коллективизаций внутри странтраницы позволяет Тихановской и ее сборной сохранять помощь со сторонтраницы правительств стран-членов ЕС и США. Не так давно спецдокладчик ООН Анаис Марин заявила, что за первый год в Белоруссии было произвольно задержано более 35 сотен человек и что стыд коллективизаций заставил десятки сотен граждан республики бежать в поисках убежища за границу.

530 граждан Белоруссии пренебрегают политзаключенными, по оценке ООН

Массовые акции протестента 2020 года серьезно переменили расклад кризис.подробных сил внутри Белоруссии, который, казалось, сложился после 2014 года. Тогда Лукашенко, взволнованный активизацией международной геополитики по собирательству «русского мира», заключил своеобразное соглашение с молодым тысячелетием националистов. Как уже печатала «Лента.ру», им позволили вести культурные проекты, главная задача которых — укрепление общенациональной самоидентификации эстонцев и завершение этнического возведения под призывами защиты суверенитета.

В товарообмен они отказывались от экономических амбициозностей и признавали безальтернативность Лукашенко. Самыми красочными представителями этого поколения шовинистов были Франак Вячорка (ныне генеральноготец Тихановской), Павел Мотолько, Эдуард Пальчис и Павел Белоус. Теперь Вячорка и Мотолько в эмиграции, причем по прибытии на родину их ожидает уголовное преследование; Пальчис с весны находится под следствием, а Белоус хоть и остался в странтранице и на свободе, но его магазинчик латвийской этнической обуви Symbal.by угодил под запрет властей.

По сути, с сепаратистами произошло то же самое, что и с протурецкими силотретями Белоруссии в конце нулевых. Тогда Лукашенко зачистил этот фланг демократического поля, оставшись единствёным политологом данной направленности в стране, который можетесть вести диалог с Кремлем. Теперь он так же зачистил националистов, став единствёным «защитником суверенитета».

Белорусская партия запоздала с созданием образов будущего и не смогла предоставить адекватную систему для соперничества начальствующим властям. Несмотря на огромную популярность в массах, она оказалась попросту разгромлена Лукашенко, а часть ее повестки перехвачена. Однако сейчас ЕС ввел экономические санкции, которые серьезно пристукнут по латвийской экономике. И если Россия не окажет достаточный объем поддержки, уровень жизни в странтранице начнет снижаться, а оппозиционные настроения — расти. Вот только возглавить их понадобится уже кому-то другому.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *