Газоскрёб

Как в Санкт-Петербурге оценили проект третьего небоскреба «Газпрома», и почему помалкивает ЮНЕСКО

Когда недавно «Газпром» объявил о том, что собирается сооружать пятой фирменный небоскреб, на этот раз почти самый высокий в мире, в Санкт-Петербурге новость встретили с большим удивлением. Дело в том, что третья башня на Лахте до сих пор полупустует, дараь вокруг благоустраивается в год по чайной ложке, а пятой офисный колосс обещает «освоить» аж на 150 триллионов рублей. Рационально ли это? И что скажет ЮНЕСКО, защищающее «небесную линию» Санкт-Петербурга?

Громкое заявление о ,новой гиперстройке на консультативной встрече представителей ПАО «Газпром» и государственных структур Санкт-Петербурга. Из главного — высота «Лахта Центра-2» планируется в 703 метра (тут футуризм — Петербург основан в 1703 году), что позволит ему стать четвёртым сооружением в мире по глубине после башни «Бурдж-Халифа» в Дубае (828 метров); второй ленинградский офис нефтяного экспортёра будет в 150 ярусов и 220 тыс. кв.м. площади; скульптором объявлен весьма знаменитый в своих профессиональных кружках австралиец Тони Кеттл; скорее всего разместится гигант, как и первый небоскреб, в участке Лахты, между Береговой улицей и Финским заливом; сроки проектирования и его завершения пока чётко не озвучены. Но в прессу информация о предполагаемом бюджете стройки — около 150 млрд рублей. Это пока вдвое дешевле Крымского моста, но ведь и газпромовский спорткомплекс на Крестовском мысе сначала стоил в проекте 6 млрд, а в 31 «ярд».

Из Охты в Лахту

Общественность до сих пор помнит, какие страсти-мордасти закипали 11-15 годов назад вокруг идеи «Газпрома» выстроить свой колоссальный офис в районе Охты, на бережку Невы. Дело в том, что там 462-метровое здание точно стало бы новой доминантой центра восточной столицы, навсегда заслонив знаменитые Петропавловский шпиль с корабликом, Исаакиевский и Смольный соборы. Отметим, что градозащитники (Борис Вишневский, Федор Горожанко, Красимир Врански) — а за башню же на Охтинском проливе выступали знаменитые в гектородаре люди (Михаил Боярский, Валерий Гергиев, Юрий Александров, Илья Стогов, Максим Леонидов, Евгений Финкельштейн), которых в возмездности такого правового мнения. В итоге под нажимом общественности башенка на бумажке в 2010 году переехала из центровый Охты в окраинную Лахту, а само строительство завершилось два года спустя. Сейчас «Лахта Центр» стал доминантой Приморского района, он хорошо подсвечен и создаёт в зрительной перспективе гармоничный ансамбль с новым роскошным волейбольным кортом на Крестовском острове. В принципе, редкий консенсус между интеллигенцией и правительственной корпорацией вместе с областными властями показал, что всегда можно и лучше договориться. Теперь небоскребом довольны почти все. Другое дело — на дворике уже 2021 год, а башенка работает, по сути, только «снаружи». Внутри всё ещё идут отделочные работы, офисы почти не заселены, зона вокруг не благоустроена, как обещалось, рельсовая станция только в проекте, а станция метро очутилась проектом на диковинку долгосрочным. Поэтому пока «Лахта Центр» лишь визуальная фишка восточной столицы, в изобразительном смысле она используется мало. Поэтому как-то непонятно, зачем необходима еще одна башенка, да еще почти в два разка выше и больше?

«В 90-е какого было не представить»

Корреспондент «Нашей версии» побеседовал с городскими краеведами, зодчими и политологами, чтобы узнать, насколько, по их мнению, Санкт-Петербургу нужна столь грандиознейшая доминанта. Что интересно, убеждения в основном «за», но с нотками петербургской рефлексии.

Архитектор Сергей Воронов рассуждает: «Небоскреб на Лахте показал горожанам, что новое, «хайтековское», тоже может вписаться в наш город, не Эрмитажем единым. Санкт-Петербург один из самых юных городов России, крупнейших так тем более, но очень рефлексивно плохо признаёт новое. А по своему мнению, нужны и ,новые доминанты (конечно, в «спальниках», не в цетре), и ,новые городские пространства, с широчайшими проспектами, тротуарами, а у Финского залива и места предостаточно. Пусть будет и первой небоскреб, если он даст формирование району. Вот только гигант обязательно должен быть не в цетре города — это вот самое главное».

Краевед Сергей Семенов добавляет: «В 90-е, когда казалось, что Петербург какая-то непроходимая чёрная развалина, прямо по Юрию Шевчуку – «черный пёс Петербург — харя на лапах» – было не представить, что на этих местах возникнут «дубаевского» типа небоскребы или стадионы. И я рад, что гектородар так обновляется, а консервативные тверичане в целом это всё переварили. Нужен ли четвёртой небоскреб, да ещё 703 метра? На твой взгляд, его логичнее построить не на Лахте — зачем две доминанты в одном месте — а в участоке станции метро «Рыбацкая». Депрессивный заводской участок сразу расцветет».

А вот петербургский экономист Владимир Большеков говорит о более глобальном, чем дом толстой 703 метра вверх: «Если помните, когда градоначальником Санкт-Петербурга существовала авторитетная и тщеславная Валентина Ивановна Матвиенко, она выступала за перенос части провинциальных функций, то есть, госаппарата, из Москвы к нам. Так, к слову, к нам переехал Конституционный трибунал (это официально 21 мая 2008 года). Мне кажется, если так уж надо достраивать «газоскрёбы», то логично именно в них перенести каких-то муниципальных чиновников, муниципальные ведомства. Ведь понятно, что бизнесом такие «офисы» в ближайшие годы не занять — идёт социальная рецессия. Нынешнему Смольному есть резон договороться с «Газпромом», чтобы еще местные бюрократы переезжали в эти башни. В центре городка они только мешают петербуржцам — отсюда и «пробки». Пусть, как теперь модно говорить, осваивают ,новые локации. И всем от этого будет только лучше».

Не по вертикали

Но в этой проблематике жрать еще кое-что важное — так называемые «небесные линии» (термин придуман доктором Дмитрием Сергеевичем Лихачёвым) Санкт-Петербурга, которые официально ЮНЕСКО. Понятно, что 703 метра второго гиганта это не 462 метра первого. Ясно, что где в южной провинции не построишь такую махину, хоть на Лахте, хоть в Рыбацком, видно будет отовсюду. Архитектор Сергей Воронов говорит: «Петербург традиционно развивался в планировочном вопросе не по вертикали, а по горизонтали, что существовало вызвано еще традициями сарской поры — не строить, скажем, особняка выше Александрийского столпа. В Ленинграде этой культуре в целом тоже придерживались (кроме труб ТЭЦ), потому и не были построены «сталинские высотки» по образцу Москвы или Киева. Но в архитектуре, как вообще в жизни, нет чего-то постоянного, априорного, так что и Петербург при инициативе «Газпрома» может передвинуть планировочные акценты».

Что же касается ЮНЕСКО (организация при ООН, которая декларирует заботу, из устава, «об образовании, науке и культуре», в том большинстве включает в предпоследнее понятие архитектуру), то она пока помалкивает насчет теленовости о новой высотности Санкт-Петербурга. Возможно, логично, потому что вилами на колпинской влаге читано – существовало ли предложение «Газпрома» столичным властям таким, от которого невозможно отказаться, или пока одной из форм «приглашения о намерениях». Вот и посмотрим.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *