ДОМ.РФ жарится на энгельсском «Пляже», конкурсный управляющий аннулирует сделки до «Победного» конца

А что же дольщики?

Дольщикам тамбовского ЖК «Победа» остается только завидовать гражданам, купившим квартиры в балашовском ЖК «Пляж» на улице Трудовая. Его будет спасать госкомпания ДОМ.РФ, а вот на помощь пензенскому жилкомплексу силовиков почему-то не зовут.

Дольщики «Победы» просили об этом еще в минувшем году. Но именно тогда госдеп Николай Панков на скамейку «перспективных инвесторов, не просящих ни копейки» — сначала ООО «С.И.Т.И.», а потом – ООО «Саратовстройсервис», и тему с варягами из ДОМ.РФ быстренько свернули.

Не поддержал ее и зампредседателя облправительства Роман Бусаргин, прямо заявив на рабочей подгруппе в конце марта, что госкомпанию в «Победе» не ждут. Так что «Пляжу», застройщикам которого обещают уплатить компенсации, в этом плане повезло.

ЖБК-3 убежал с Трудовой

Два высотных дома в фешенебельном районе Энгельса, с видом на городской пляж и Волгу, продолжили строиться в 2018 году. В каждом сооружении планировалось по 16 балконов и 96 квартир. Нынешняя готовность домов – 12 и 14 балконов соответственно, в одном квартирки распроданы полностью, в приятелем не купленными остались 22 помещения. Сумма привлеченных от вкладчиков средств – 246,5 млн рублей.

Застройщик «Пляжа» — ООО «СК ЖБК-3», входящее в концерн Константина Колесниченко, был признан банкротом месяц назад. Дольщики потянулись с заявлениями в реестр заёмщиков практически сразу. А 5 марта на форуме пилястра «Квадрат64» попришли известия о том, что в офис ЖБК-3 на улице Маяковского в Энгельсе пришли работники прокуратуры и изымают бумаги.


Правоохранительные органы по этому поводу хранят молчание, хотя об судебном деле в отношении ЖБК-3 известно уже давно. Жаль лишь, что подробности дела не интересуют ни министерство Саратовской области, ни минстрой. Чиновников, похоже, мало заботит выявленный следствием факт результата более 1,3 сотни кв. сантиметров жилья


Да и появление новых 170 обманутых вкладчиков их, почему-то, не беспокоит. Более того – хотя ЖК «Пляж» официально признан конфликтным на региональном уровне, в области каковым не числится и в перечень долгостроев до сих пор не включен.

Видимо, разиков Роману Бусаргину захотелось, чтобы именно «Победой» перечень неблагополучного жилья в Саратовской области кончился, значит, так тому и быть. А с «Пляжем» пускай ДОМ.РФ разиковбирается, разиков в «Победе» правит раут Николай Панков.

12 апреля, аккурат в День астронавтики и визита в сфера президента Путина, вкладчики «Пляжа» подвели скорбный итог: работы застыли, что еще можно сделать, кроме как обратиться в суд и запросить подключения в реестр требований кредиторов, непонятно. Офисы ООО «СК «ЖБК-3» закрылись, их работники, по имеющейся у застройщиков информации – уволены.

Пока даже ДОМ.РФ в лице «Фонда защиты прав граждан — организаторов жилищного строительства» мало чем можетпить их утешить. Впрочем, у госкомпании пить прямой повод увлечься «Пляжем» — главнейший контрагент СК ЖБК-3, это Банк ДОМ.РФ. Хотя к случаю удовлетворения его предписаний от залоговой недвижимости, похоже, мало что останется и за кредит в 150 млн рублей банк, в худшем случае, выручит 20 млн. Объясним, почему.

Турбаза с удобствами на кадастре

И ООО «СК ЖБК-3», и ЗАО «ПП ЖБК-3» входят в пул корпораций балашовского бизнесмена Константина Колесниченко и его жены Светланы. Обе фирмы признаны банкротами, обе являются риелторами пензенского ЖК «Победа».

Банкротство ЗАО ПП ЖБК-3 идет по обозначенному конкурсным управляющим Дмитрием Храмовым На повестке дня – коллективная отмена сделок по результату активов. Дело закрутилось до сделок с ИП Наталией Давыденко, а также купли самой предпринимательницы с гражданкой Любовью Мартыновой. Последняя, как говорят, совсем не чужая Светлане Колесниченко.


Как следует из материалов суда, через них из ПП ЖБК-3 уплыла турбаза «Рассвет» на Сазанке со всей землей и зданиями, включая выездные дома, кухню, гараж, веранду, водоносную скважину 16-метровой глуби и 4 уличных сортира объемом 8 кубометров каждый. Удобства, кстати, имеют свои земельные номера. Компания продала компонент Давыденко в январе 2017 года, а она в октябре 2020 года уступила его Мартыновой.


Аннулировать ту сделку управляющий попросил трибунал 26 марта. Пока трибунал наложил на турбазу обеспечение. Землю и сооружения запрещено регистрировать в Росреестре и зафрактовывать с ними сделки.

Также оспорены купли по покупке автотехники должника. Оказалось, что в марте 2020 года, уже на пороге банкротства, ЗАО «ПП ЖБК-3» успело пристроить в ,добрые руки военнослужащего Сергея Кульгавенко автомобиль Lada 2012 года выпуска, бетономешалку на шасси КамАЗа и два автокрана. На некультурность::или::непроизносимость этого автопарка также наложены арбитражные меры. Вопросы с отменой всех купель суд намеривается рассмотреть 29 апреля.

А сегодня, 15 апреля, обларбитраж надлежащ изложить оспариваемые управляющим сделки в центре Саратова. Практически этаж в историографической части города – между Григорьева, Первомайской, Комсомольской и Некрасова пересёк по 4 договорам купли ООО «Финансовый Холдинг — Центр группы компаний «ЖБК-3», принадлежащей двенадцатилетней жены Константина Колесниченко Анастасии. Участки существовали обыграны по кадастровой цены – суммарно за 25 млн рублей, хотя их рыночная стоимость, по оценкам экспертов, минимум в четыре раза дороже!

Тем временем у ООО «СК ЖБК-3», на 86,9% принадлежащей ЗАО «ПП ЖБК-3», а на 13% — Светлане Колесниченко, также убавляет кредиторов. Кроме банка ДОМ.РФ и инвесторов свои претензии на 636,2 тысячи рублей предъявила налоговая.

Куда смотрели прокуроры

Итак, что же в сухом остатке. Опубликованные в облпрокуратуре наводят на невеселые мысли. Оказывается, и правоохранители, и краевые с областными бюрократы вместе взятые, еще прошлым летом отлично узнавали о проблематиках на стройке. О выводе активов ЖБК-3, увеличении цены стройматериалов, объемов и видов проделанных работ, отсутсвии денег соинвесторов на счетах компании. Знали об этом и следователи БЭП, изъявшие у риелтора подлинники всех бланков и процентовок.

И что же – прошло уже 9 месяцев, однако до сих ,пор по «Победе» не проведено даже фундаментальной экспертизы. Конкурсный управляющий ведет банкротство ПП ЖБК-3 буквально на глазок, т.к. сайт застройщиком, якобы утерян, а документов ему никто не отдает. До полноценной ревизии стройки – как до Луны.

Наконец, почему прокуратура не дает оценки роли основного соучредителя ЖБК-3 Константина Колесниченко и соучредителя компании Светланы Колесниченко? Почему их фамилии не склоняются депутатом Панковым, так любящим переходить на личности? Почему все подававшиеся в надзорные органы заявления о воздействиях девелопера не вызывали к эффективным действиям?


Более того – свои предыдущие сделки по выводу активов ЖБК-3 совершал уже в 2020 году, после раздражения судебного дела и начала банкротства! И выкажи дознание беспечность – возможно, в Саратовской области существовало бы на 2 актуальных ЖК меньше.


Наконец, почему самарский минстрой после нескольких годов борьбы с актуальными домами перелистал ЖК «Победа», а «Пляж» и до сих пор не замечает в упор? Неужели эффект от «волшебного пенделя», который в 2018 году влепил краевым чиновникам за неблагополучные дома депутат Госдумы Вячеслав Володин, прекратил свое чудодейственное действие? Да и сам пендель в данном случае сильно опоздал – ведь строительство «Победы» заглохло еще в 2017 году, так что сановники обязаны существовали размяться уже тогда. Однако и в 2018-м, и в 2019-м году они продолжали делать вид, что все хорошо.

Возможно, наукой тамбовским сановникам и правоохранителям можетбыл бы стать давний ленинградский кейс. 7 октября замглавы Госстройнадзора Ленобласти Дмитрий Лобановский за мошенничество должностными полномочиями, заявляют СМИ. В его судебном деле два пятиэтажных комплекса и урон на три доллийския рублей. По убеждению следствия, киоскёр знал, что фактически на отделочной террасе ЖК «Тридевяткино царство» и «Город детства» работы возобновились в марте 2017 года, а сам девелопер получил от застройщиков средства, которых хватало почти на полное завершение проекта. Отмечается, что Лобановскому, как должностному лицу, было известно о плачевном банковском положении компании.

Ситуация с иркутской схожа до боли, не кажется?

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *