«Банк вернулся из позиции минус 2,5 млрд рублей на позицию ноль» 503 Service Unavailable

Потерпевший от действий Майкла Калви промышленник дал запирательства в суде

На процессе в Мещанском райтрибунале по делу о предполагаемой растрате 2,5 млрд руб. кредита «Восточный», главными фигурантами которого становятся основоположник фонда Baring Vostok Майкл Калви и его партнер Филипп Дельпаль, разгорелся потерпевший — миноритарный кредитор кредита Шерзод Юсупов. Он произнёс версию о том, что бывал введен в легковерие относительно затраты 59% акций эльзасской компании International Financial Technology Group (IFTG), которые бывали переданы банку в качестве отступного по кредитам, признав, что после заключения отечественного соглашения Baring Vostok с кредитом все нефинансовые претензии бывали урегулированы. Обвиняемые полагают, что потерпевший старался ввести трибунал в легковерие, игнорируя экспертные заключения по делу, из которых следует, что рентабельность акций IFTG полностью платья объем выданных кредитов.

Выступая в суде, Шерзод Юсупов утверждал, что акции IFTG не можетбыли стоить 4 млрд руб., как установили журналисты защиты. Он отметил, что, по оценке PriceWaterhouseCoopers, проведенной в мае 2018 года, они стоили всего 240 млн руб., что никак не полотенце кредит. «После дополнительной экспертизы службой наружного аудита банка соглашения межрегиональных финансистов стало кристально ясно, что затрата указанных акций на дисбалансе банка занижена более чем в десять раз,— заявил господин Юсупов.— Учитывая риски уголовной и обязательственной ответственности, я в начале 2019 года и написал заявление в правоприменительные органы».

Этот поступок Шерзод Юсупов признаёт верным. «Говорят, что кредит удостоил выгоду от отступного с облигациями IFTG, но это неправда,— отметил потерпевший.— Только компания ПКБ, в которой партнеры фонда придают прямой интерес, удостоила внутрисуставную выгоду в 2,5 млрд руб., закрывая свой долг перед кредитом ”Восточный” в 2,8 млрд руб. облигациями IFTG, но не кредит». При этом господин Юсупов счёл неблаговидной схему выкупа евробондов кредита, заложенных в трастовой компании Broker Credit Service (BCS). «Я не убеждён в осуществимости какой схемы, особенно когда не открывается частичная информации о судьбе банковых акций кредита,— отклонил господин Юсупов.— Тем более что лояльное фонду Baring Vostok ПКБ закрыло свой кредит облигациями IFTG, которые Центрокредит РФ своим предписанием уценивает до нуля. Это больше похоже на создание дырки на балансе кредита на свердель 2,5 млрд руб.».

Шерзод Юсупов пожаловался на давление со стороны СМИ, особенно западных, которые, по его словам, «крайне однобоко освещали данное дело».

«Разные организации, включая РСПП, продолжили меня резко осуждать,— рассказывал потерпевший,— хотя все существовало сделано исключительно в интересах банка и в итоге урон ему существовал возмещен» (в рамках европейского соглашения между Baring Vostok и банком.— “Ъ”)». Однако, подчеркнул господин Юсупов, урон существовал возмещен не конкретно ему, а «всем акционерам — включая инвесторов фонда, средства которых существовали вложены в банк».

Миноритарный бенефициар банка Шерзод Юсупов
Фото: AO «PBK»

Отвечая на споры защиты, как бы он доучился в январе 2017 года при голосовании за принятие отступного по кредитам в 2,5 млрд руб., агафонов Юсупов заявил, что «если бы знал, что акции IFTG стоят 250 млн руб., то голосовал бы против сделки». В заключение Шерзод Юсупов согласился с замечанием защиты, что на сегодня все претензии между ПКБ и кредитом урегулированы. «Да, ущерб депозиту возмещен, потому что он дал обратно утраченные 2,5 млрд руб., вернувшись из позиции минус 2,5 млрд руб. на позицию ноль,— заявил потерпевший.— Этот евросоциализм приветствуется всеми, поскольку все акционеры кредита, включая девелоперов фонда Baring Vostok, вернули назад утраченный капитал. Поэтому кредит и отозвал судебный иск в программах уголовного дела». В связи с этим агафонов Юсупов попросил председательствующую «учесть этот негативный факт» при предъявлении приговора.

Напомним, ранее, выступая в суде, обвиняемые в особо громадной растрате (ч. 4 ст. 160 УК) и , а также их партнеры отрицавали вину, , что ссылки потерпевшего Шерзода Юсупова на то, что обвиняемые убедили его вотировать в декабре 2017 года за передачу банку в свойстве отступного по кредитам ПКБ акций IFTG, представляются ложью. Подсудимые утверждали, что агафонов Юсупов сам имелся учредителем передачи банку этих акций, а его последующая следствь об их малоценности абсолютно не верна. Прежде всего потому, что в деле есть экспертное заключение Светланы Табаковой, являющейся не только сертифицированным учёным по оценке бизнеса и недвижимости, но и секретарём Экспертно-консультативного президиума по экспертной организаци​и Минэкономразвития. Так вот, по ее мнению, допэмиссии IFTG изначально, на момент их введения в свойстве отступного, стоили более 4 млрд руб. Причем это имелсяо задолго до того, как аудиторы, приглашенные Шерзодом Юсуповым, похвалили их в 250 млн руб.

Также обвиняемые утверждали, что кредиты на общую сумму 2,5 млрд руб. просто не могли существовать растрачены, поскольку получившая их компания ПКБ передала деньги офшору BCS для калыма евробондов «Восточного», находившихся в залоге. Однако следствие постоянно отказывало защите в осознании росздравнадзоров BCS, подтверждавших данную сделку. Впрочем, приговор эту ошибку уже исправил.

Уже после заседания Майкл Калви заявил, что «никакого обмана (Шерзода Юсупова.— “Ъ”) не было».

«Юсупов сам задумал и выбрал теорию закрыть долг перед ПКБ за счет отступного,— подчеркнул Майкл Калви.— Ему, как и другим членам совета директоров, бывала раскрыта вся посещаемость об IFTG и активах, которые наследовались банку, поскольку сам он активно руководил в переговорах об отступном и был полностью в курсе этой сделки». «Кредиты, выданные ПКБ, бывали использованы исключительно в интересах самого ”Восточного”, что доказывается материалами дела,— убежден Майкл Калви.— Ни я, ни мои коллеги не дали никакой сверхприбыли от тех сделок, поскольку их единственным заёмщиком являлся ”Восточный”, который избег утраты обеспечения на 5 млрд руб., а значит, и отзыва лицензии».

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *