Резидент-инвестор: во что вкладывает деньги друг Владимира Путина

Вместе с двумя партнерами он вкладывает в поставщиков госкомпаний и проекты, связанные с государством. Forbes выяснял подробности этих инвестиций.

Штаб-квартира холдинга МТВ находится на 61-м этаже «золотой башни» (она же «Меркурий») московского «Сити». Случайные гости исключены: офис укрылся среди жилых апартаментов, а не в деловой части небоскреба. Учредители МТВ – люди с «серьезнейшими ресурсами и связями», говорят два их бизнес-партнера, но отказываются комментировать общие дела. В инвестсообществе считается, что МТВ – это аббревиатура, которая расшифровывается как «Маттиас, Томас и Василий».

Согласно данным ЕГРЮЛ, 40% МТВ принадлежит Маттиасу Варнигу, бывшему разведчику Штази и давнему другу Владимира Путина. Он входит в руководство «Роснефти», «Транснефти», ВТБ и нескольких проектов «Газпрома». Знакомые характеризуют его как человека, который «умеет решать проблемы». Остальные 60% МТВ пополам делят Томас Хендель и Василий Цуприк, которых в СМИ принято называть «выходцами из «Роснефти». Оба отказались фотографироваться для этого материала, сославшись на нефотогеничность. Но рассказали некоторые подробности своей биографии и инвестиций.

Общительный немец

Одним из символов новейшей истории Санкт-Петербурга можно считать пивной ресторан «Чайка». В 1988 году в разгар Перестройки его открыл немец из Гамбурга Петер Вольф, 51% заведения получила мэрия. Вернувшись из Дрездена, «Чайку» полюбил вице-мэр Владимир Путин. Завсегдатаем кабачка, оформленного в морском стиле, был и Томас Хендель, рассказывает его давний знакомый.

Хендель открыл для себя Россию в тот же год, что и Вольф — «Чайку». После учебы в восточногерманском Галле 21-летний немец по распределению попал в сельскохозяйственный университет под Санкт-Петербургом. Хендель был веселым и общительным студентом, который «любил рассказать анекдот», вспоминает его питерский знакомый. Здесь Хендель увлекся парусным спортом и даже помог знакомым яхтостроителям организовать выставку в Гамбурге. А в 1993 году возглавил представительство Торговой палаты Гамбурга в Санкт-Петербурге.

«Времена перемен рождают определенное количество проблем и возможностей», — рассуждает Хендель. Принять участие в «реконструкции экономики» ему было интереснее, «чем работать в системе, которая давно устоялась». В представительстве он отвечал за стажировку российских специалистов в немецких компаниях, которым в свою очередь помогал вести бизнес в Санкт-Петербурге. «Это способствовало сближению экономик двух стран», — считает Хендель. Его знакомый рассказывает, что по работе немец общался и с Путиным, который до 1996 года возглавлял Комитет по внешним связям мэрии. Сам Хендель это не комментирует.

В 1998 году Хендель познакомился с Варнигом. Первая встреча якобы произошла в Москве, хотя экс-разведчик перебрался в Санкт-Петербург еще в 1991 году. Здесь он открыл представительство Dresdner Bank, разрешение выдавал Путин. В середине 2000-х, после того, как в «Газпром» пришли лояльные Путину менеджеры, Варниг возглавил международный проект монополии Nord Stream. Спустя несколько лет к российским энергетическим госпроектам подключился и Хендель.

В 2010 году он возглавил Российско-германское энергетическое агентство Rudea. До этого Хендель поставлял в Россию медицинское оборудование Phillips, в том числе в госпитали Минобороны. Создание Rudea инициировали тогдашний президент России Дмитрий Медведев и канцлер Германии Ангела Меркель. Агентство должно было обеспечить трансфер энергоэффективных технологий из ФРГ в Россию. Партнером проектов выступал Газпромбанк.

Возглавить Rudea Хенделю предложил тогдашний министр энергетики Сергей Шматко. «Был нужен человек, который глубоко знает российскую экономику и имеет опыт работы с международными компаниями», — объясняет Хендель и добавляет, что «с немецкой стороны предложение поддержали». Он познакомился со Шматко в начале 1990-х, когда тот учился в ФРГ. Шматко дружит и с Варнигом, который, как утверждал один из знакомых чиновника, рекомендовал того на министерскую должность. Шматко отказался общаться с Forbes.

У Rudea было много проектов, но реализовать удалось единицы, признает Хендель: «Если страна производит неимоверное количество дешевого газа и нефти, тогда вопрос энергоэффективности отходит на второй план». В 2011 году Хендель перешел в «Промышленную энергетическую компанию» (ПЭК). Юрлицо на паритетных условиях учредили Ростех, которым руководит бывший коллега Путина по Дрездену Сергей Чемезов, и «Интер РАО», правление которого возглавляет Борис Ковальчук, сын давнего друга президента Юрия Ковальчука. Работа в ПЭК свела Хенделя с будущим бизнес-партнером Василием Цуприком.

Энергичный следователь

Василия Цуприка едва ли можно назвать эмоциональным собеседником. На все время интервью он твердо зафиксировал руки на поверхности стола и не менял ни позы, ни интонации, лишь изредка позволяя себе легкую улыбку. Прямая осанка и манера по-военному четко чеканить ответы выдают в нем принадлежность к силовым структурам. В 2001 году он окончил прокурорско-следственный факультет Военного университета Минобороны. После чего был распределен в военную прокуратуру Санкт-Петербургского гарнизона, где три года работал следователем.

В 2003 году Цуприк устроился в объединение Гознак: «В тот период формировалась новая команда, меня пригласили юристом». Подведомственное Минфину режимное предприятие занимается печатью защищенных документов – от паспортов до денег. Бывшему топ-менеджеру Гознака Андрею Чеглакову, которого Цуприк называет своим наставником, тот запомнился военной выправкой, «недюжинной энергией» и четкими представлениями о хорошем и плохом: «Если бы у меня был такой зять, я бы им гордился».

В структурах Гознака Цуприк проработал до 2010 года. Параллельно он инвестировал в несколько сторонних бизнес-проектов. Согласно данным ЕГРЮЛ, вместе с Евгением Савкиным он владел компанией по обслуживанию судов в «Морском порту Санкт-Петербург». В 90-х порт находился в зоне влияния авторитетного петербургского бизнесмена Ильи Трабера, а Савкин, как писала «Фонтанка», управлял несколькими его портовыми активами. Короткое время и Цуприк работал в «Морском порту Санкт-Петербург» юристом.

В 2010 году Цуприка пригласили заместителем гендиректора в фармацевтический субхолдинг Ростеха «РТ-Биотехпром». Там бывший следователь отвечал за проект по локализации медицинской техники GE. И на этом сошелся с Хенделем, который тоже сотрудничал с американской корпорацией — для ПЭК осваивал ее опыт в газовых турбинах. Вскоре их пути ненадолго разошлись.

После запуска проекта с GE Хендель по приглашению тогдашнего главы «Роснефти» Эдуарда Худайнатова (госкомпания была заказчиком турбин ПЭК) возглавил департамент материально-технических ресурсов госкомпании. А Цуприк дослужился до гендиректора «РТ-Биотехпром» и в 2013 году перешел в другую «дочку» Ростеха «РТ-Инвест». Ее гендиректор Андрей Шипелов, у которого Цуприк работал первым замом, считает бывшего подчиненного «хорошим примером успешного человека».

В 2014 году Хендель позвал Цуприка в «Роснефть» своим замом по финансам. К тому времени президентом госкомпании стал Игорь Сечин, а Хендель занял должность управделами в ранге вице-президента.

Охотничий азарт

«Корзиночку забирай» — фраза из стенограммы разговора Игоря Сечина с бывшим министром экономики Алексеем Улюкаевым стала мемом в 2017 году. Глава «Роснефти» произнес ее за несколько минут до того, как экс-министра на выезде из офиса госкомпании задержали бойцы ФСБ. В багажнике автомобиля Улюкаева нашли сумку с $2 млн, хотя сам он утверждал, что получил от Сечина лишь корзинку с фирменными колбасами.

В 2015 году источники Forbes рассказывали, что изготовление колбас из охотничьих трофеев Сечина курировал Хендель. Сам он это отрицает, а своим самым значительным проектом в «Роснефти» называет реформу в транспортном обслуживании. «Мы, по сути, отменили большую часть служебных персональных машин и водителей, создали пул автомобилей, которые обслуживали центральный аппарат и дочерние структуры, все перевели на монобренд», — перечисляет Хендель. По его словам, это снизило расходы «Роснефти» на несколько миллиардов рублей.

В 2016 году Хендель стал задумываться об уходе из «Роснефти». Сказалась нагрузка, признается он: «Работаешь в ритме 16 рабочих часов в сутки, 6-7 дней в неделю». Такой ритм установил Сечин, рассказывает Хендель: «Он требует высокую отдачу и точность во всех отношениях». Уволившись в конце 2016 года, он задумался о собственном бизнесе.

Примерно в то же время Андрей Чеглаков рассказал своему бывшему коллеге по Гознаку Василию Цуприку о стартапе «Новые облачные технологии» (НОТ). Компания, в которой сейчас Чеглакову принадлежит крупнейшая доля, разработала пакет программ «Мой офис» и собралась потеснить офисные продукты Microsoft. Помочь в этом должен был приоритет для отечественных программ при госзакупках, который правительство ввело с 1 января 2016 года.

«Большое количество людей находится в абсолютной уверенности, что бросить вызов лидеру невозможно», — рассказывает Чеглаков. Но Цуприк был не из таких: «В нем был такой охотничий азарт». Проектом заинтересовался и Хендель, с которым Чеглаков был шапочно знаком еще с 90-х по Санкт-Петербургу. По данным СПАРК, Цуприк стал владельцем 1,6% НОТ в августе 2017 года, через месяц такой же пакет приобрел Хендель. А в ноябре 2017 года владельцем 1,8% НОТ стал Маттиас Варниг. В первую очередь, это были финансовые инвестиции в расчете на рост стоимости компании, поясняет Чеглаков, который и продавал акции. Параметры сделок он не раскрывает.

«Нам понравился масштаб», — говорит Цуприк. Основные клиенты НОТ – ведомства и госкомпании. Среди них Ростех, «Ростелеком», РЖД, Минтранс и Росгвардия. Какую-либо протекцию со стороны влиятельных партнеров Чеглаков отрицает: «Я даже не представляю, возможно ли какое-то административное плечо в бизнесе, которым я занимаюсь». Серьезные клиенты – заслуга команды НОТ, заверяет Цуприк: «Они участвовали в конкурсах, внедряли пилоты в «Ростелекоме», в «Почте России», РЖД». Он же с партнерами «только консультировал».

Зафиксировать прибыль Варниг с Хенделем решили в апреле 2019 года. По крайней мере, так Чеглаков, который выкупил их доли, объяснял выход партнеров из бизнеса в официальном пресс-релизе. Цуприк же до сих пор остается совладельцем НОТ. Свои финансовые результаты компания не раскрывает. Из базы СПАРК следует, что бизнес НОТ и ее дочерней «Лаборатории облачных технологий» приносит убытки в сотни миллионов рублей. На запланированный миллион пользователей компания тоже не вышла, пока «Мой офис» используют несколько сотен тысяч человек. Как бы то ни было, в друг друге Варниг, Хендель и Цуприк точно не разочаровались. Для совместных инвестиций партнеры создали отдельный холдинг.

Между стартапом и бизнесом

«Решение родилось спонтанно», — рассказывает Цуприк. По его словам, создать инвестиционную компанию, которая «соберет компетенции с рынка в энергетике, транспорте, IT и телекоммуникациях», предложил Хендель. Цуприку идея понравилась. Холдинг МТВ был зарегистрирован в июле 2017 года. 40% получил Варниг, по 30% — Хендель и Цуприк. Уставный капитал составил 1,5 млн рублей, гендиректором стал выходец из Гознака Даниил Стукалов.

Хендель и Цуприк стали управляющими партнерами. «Мы занимаемся операционной деятельностью, участвуем в принятии практически всех решений, во всех переговорах», — перечисляет Цуприк, добавляя, что это бизнес, в который он с Томасом вовлечен «с утра до вечера». Ему тоже пришлось покинуть «Роснефть»: корпоративные правила запрещали совмещать частный бизнес с работой в госкомпании.

Маттиас не участвует в операционной деятельности МТВ, подчеркивает Цуприк: «Он дает советы, но не принимает никаких управленческих решений». Его позвали «как опытного руководителя»: «Он является независимым директором во многих советах директоров госкомпаний, имеет опыт принятия сложных решений, создания больших бизнесов». А также имеет большой опыт, позволяющий осуществлять трансфер иностранных технологий в Россию, отмечает Цуприк. По его словам, это один из приоритетов МТВ. Сам Варниг не ответил на вопросы Forbes, переданные через представителя МТВ.

Первые пять месяцев ушли на подбор проектов. Действующие крупные предприятия партнеры не рассматривали, в приоритете были проекты «на стадии между стартапом и бизнесом», рассказывает Цуприк. Первой инвестицией МТВ стал стартап «Умная камера». В 2016 году компанию учредил знакомый Цуприка Борис Носков. Его команда разработала программу для подсчета пассажиров общественного транспорта. Комплекс уникален тем, что работает без сбоев вне зависимости от температур или покрытия сети, объясняет Цуприк. В конце 2017 года МТВ по номиналу (за 4000 рублей) купил у Носкова 40% «Умной камеры». «Компания не была сформирована как бизнес», — объясняет Цуприк. По его словам, Носков создал продукт, но не понимал, «как его продавать и монетизировать». С приходом МТВ бизнес ожил.

«Умная камера» оснастила своими комплексами более 500 вагонов электричек на Октябрьской и Горьковской железных дорогах РЖД. Помимо этого, пилотные проекты запущены в «Центральной пригородной пассажирской компании», «Автолайне» и Мосгортрансе, рассказывает Цуприк. По итогам 2019 года «Умная камера» может заработать первый миллиард рублей, говорит источник в компании. В качестве финансового инвестора (МТВ только управляет проектом) Цуприк привлек еще одного выпускника Военного университета Минобороны Андрея Северилова, который получил 25% «Умной камеры».

Государственный размах

В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин выступил в Казахстане с программной речью, призвав возродить Шелковый путь. Запахло трансконтинентальной мегастройкой. Через два года в Пекине РЖД и китайский порт Инкоу в присутствии Владимира Путина договорились создать в Московской области китайско-российские логистические центры. А в 2016 году под присмотром Дмитрия Медведева Инкоу торжественно выкупил у РЖД 49% подмосковного терминала «Белый Раст».

«Это будет главный опорный пункт нового Шелкового пути в европейской части России», — говорится на сайте индустриального парка «Белый Раст». Проект занимает 600 га вокруг одноименного терминала и на 20% принадлежат МТВ. «По масштабируемости это колоссальный проект», — говорит гендиректор МТВ Даниил Стукалов. Мощность терминала по перевалке составит около 700 000 контейнеров в год. Таким образом «Белый Раст» станет центром притяжения для потенциальных резидентов индустриального парка, рассчитывает Стукалов. По его словам, инфраструктура для индустриального парка обойдется в миллиарды рублей. Нынешних партнеров МТВ по проекту он не раскрывает.

По данным СПАРК, остальными 80% компании, управляющей индустриальным парком, владеет кипрская Darcio Holdings. Она, согласно кипрскому реестру, принадлежит Tingueta Holding, которая в свою очередь является номинальным держателем акций Локо-банка в интересах Андрея Северилова и Александра Минеева, следует из раскрытия на сайте ЦБ. Совладельцем банка также является бизнес-партнер Северилова и знакомый экс-главы РЖД Владимира Якунина Михаил Рабинович. В середине 2000-х он возглавлял «дочку» госмонополии «Отраслевой центр внедрения новой техники и технологий» (ОЦВ), которая еще тогда разрабатывала концепцию терминала рядом с подмосковным поселком Белый Раст. После Рабиновича ОЦВ возглавил один из совладельцев НОТ Александр Тимченко, а Минеев работал в ОЦВ его замом по правовым вопросам. Северилов тоже не чужой РЖД человек. Связанные с его семьей компании были крупными подрядчиками госмонополии, что в 2017 году привлекло внимание аудиторов из KPMG, писали «Ведомости».

Цуприк характеризует Северилова как «успешного бизнесмена». Сам он отказался что-либо комментировать, сославшись на «строжайшее соглашение о конфиденциальности». У МТВ и Северилова есть и третий совместный проект. Это компания «Экспресс Индустрия» — СП с немецкой TransTec, которое разработало инновационную тележку для российских вагонов. У «Экспресс Индустрии» были проблемы с поиском производственной площадки. В начале 2018 года МТВ получил 25% компании по номинальной стоимости (за 125 000 рублей). После этого «Экспресс Индустрия» договорилась о совместном производстве с Уралвагонзаводом (УВЗ; принадлежит Ростеху).

В августе 2019 года УВЗ презентовал совместную разработку главе РЖД Олегу Белозерову. С 2022 года «Экспресс Индустрия» планирует ежегодно выпускать до 10 000 тележек. При средней стоимости тележки в 600 000 рублей оборот бизнеса составит 6 млрд рублей. «Может, и больше, в зависимости от потребности УВЗ», — добавляет Цуприк.

С Ростехом связан и, пожалуй, самый масштабный проект МТВ. Используя наработки «дочки» госкорпорации «РТ-Инвест», МТВ планирует создать федерального оператора противопожарных систем «Прометей». Это новый рынок в миллиарды рублей, оценивал ранее Forbes. «Это важные и нужные инициативы, которые продвигают профессиональные управленцы с большим опытом проектной работы в крупных компаниях, в том числе в Ростехе», — сообщили в пресс-службе госкорпорации, добавив, что та выступает в проектах МТВ «технологическим партнером».

Мастера кооперации

Похожий на гигантского паука стальной робот по-хозяйски распластался внутри трубы теплоснабжения и мигает многочисленными лампочками. Таким аппарат предстал перед президентом Татарстана Рустамом Миннихановым и другими посетителями выставки «Нефть, газ, нефтехимия» в сентябре 2019 года. Робот будет проверять износ труб изнутри, тем самым сокращая затраты на диагностику и ремонт. В устройстве заинтересованы «Татэнерго» и «Газпром». Среди разработчиков — «Дивайс Инжиниринг», с 2018 года входящая в МТВ.

Цуприк рассказывает, что основатель «Дивайс Инжиниринг» Андрей Доренский, его знакомый по Санкт-Петербургу, испытывал трудности с развитием бизнеса: «Ему было важно иметь опытного партнера». Сейчас инжиниринговая компания со штатом в несколько десятков специалистов работает со структурами «Газпрома», «Роснефти» и «Интер РАО».

Впрочем, это самый скромный актив МТВ в энергетике. В мае 2018 года холдинг получил блокпакет группы «Мосэлектро». Она была образована на базе московского завода «Электрощит», который производил электрооборудование с 1946 года. Но в 2016 году завод был признан банкротом, после чего имущество было распродано, а производственную площадку перенесли в Ковров.

«Мосэлектро» требовался менеджмент другого уровня», — объясняет Цуприк. По его словам, для рынка электрооборудования характерна высокая конкуренция, основной игрок – самарский завод «Электрощит», который контролируется французским концерном Schneider Electric. МТВ пригласил Денис Суровцев – единоличный владелец «Мосэлектро» и выходец из «АБС Электро». Последняя компания принадлежит сербскому предпринимателю и политику Ненаду Поповичу. Бывший вице-спикер сербского правительства и основатель пророссийской Сербской народной партии неоднократно выступал в поддержку европейских проектов «Газпрома», а в 2014 году был награжден российским Минэнерго званием Почетного энергетика.

МТВ «обеспечил внутригрупповую кооперацию» и привнес в «Мосэлектро» европейские технологии ABB и Siemens, рассказывает Цуприк. По итогам 2018 года выручка «Мосэлектро» выросла почти в два раза — до 2,1 млрд рублей. Среди своих крупнейших заказчиков группа указывает «Газпром», «Роснефть», «Транснефть», РЖД и УВЗ.

Совладельцем еще одного поставщика «Газпрома» МТВ стал в конце 2018 года. СП «Звезда-Энергокомплекс» контролирует группа «Синара» миллиардера Дмитрия Пумпянского F 46, 10% — у МТВ, еще 39% принадлежит компании «Звезда-Энергетика». Последняя с середины 2000-х поставляла «Газпрому» дизельные электростанции. С этим бизнесом с миллиардными оборотами связывали главного энергетика «Газпрома» Гаррия Шварца и его заместителя Игоря Белоусенко. Сейчас, по данным СПАРК, Белоусенко владеет 31,75% «Звезды», еще 68,25% — у кипрской Lavenco Limited, которую связывают с бывшими акционерами петербургского «Балтинвестбанка» (ныне находится на санации у банка «Абсолют») Игорем Швидаком и Вадимом Егиазаровым. В 2011-2012 годах в совет директоров «Звезды» входил Виктор Якунин, младший сын экс-главы РЖД.

«Звезда» оснащала свои электростанции западными двигателями, которые покупала за валюту. Обвал курса рубля в 2014-2015 годах вызвал у компании «определенные финансовые сложности», рассказывает Цуприк. По его словам, последние 2-3 года бизнес стагнирует, так как практически всю прибыль съедают долги. «Звезда» перестала справляться с долговой нагрузкой и «довольно серьезно деградировала», подтверждает бизнес-партнер Швидака и Егиазарова. По его словам, бизнесом заинтересовался Пумпянский, «Синара» которого производит дизельные двигатели. Он же якобы пригласил МТВ, так как хорошо знаком с Хенделем, рассказывает источник Forbes. У Цуприка другая версия: ранее МТВ консультировала «Синару» по теме энергетических установок. Он поясняет, что задача стоит в том, чтобы «решить операционные проблемы» и вывести «Звезду» «на уровень до 2015 года». Новое СП позволит компании обслуживать и гасить долг за счет дивидендов. На них рассчитывает и МТВ. СП претендует минимум на 10% рынка, общий объем которого Цуприк оценивает в 100 млрд рублей. По данным СПАРК, в июне 2019 года СП выиграло первый крупный контракт стоимостью 162 млн рублей на поставку газопоршневой электростанции для «Газпром добыча Ноябрьск».

Наиболее свежая инвестиция МТВ — «Березкагаз компани». Основатели компании — Дмитрий Липявко и Игорь Лысенко — в середине 2000-х начали строить газоперерабатывающие мини-заводы. Один из них — для «Роснефти» на кредит Газпромбанка. В 2014 году Липявко анонсировал проект по переработке сухого газа в газомоторное топливо. В том же году «Газпром» запустил программу по переводу своего автопарка на газ. Инициатива привела к массовым увольнениям водителей, то ли шутил, то ли всерьез беспокоился Владимир Путин в конце 2017 года: сливать стало нечего. С тех пор президент неоднократно требовал ускорить развитие рынка. До 2024 года бюджет выделит отрасли 58 млрд рублей, еще 500 млрд должны обеспечить «Роснефть», «Газпром» и «Новатэк», писали «Ведомости». В апреле 2019 года МТВ стал владельцем 10% «Березкагаз». По словам Цуприка, пока «Березкагаз» занимается переработкой попутного нефтяного газа, проект по газомоторному топливу еще не запущен, партнером может стать Volkswagen Group.

Основные проекты МТВ — «большие и технологичные», с длительным периодом инвестиций, констатирует бизнесмен, знакомый с акционерами холдинга. Их будущее туманно и во многом будет зависеть от гослоббизма, считает собеседник Forbes. Участие МТВ «органически» вписывается в бизнес, связанный с государством, согласен финансист, также знакомый с акционерами холдинга. Но в отличие от других инвесторов с административным ресурсом, акционеры МТВ задействуют его «менее агрессивно», отмечает собеседник Forbes: «У них есть какие-то технологии, что-то они придумывают». В «Мосэлектро», «Синаре», «Звезде-Энергетика» и «Березкагаз» не ответили на запросы Forbes.

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *