Как ФСБ прикрывала схемы триллионного отмыва

Экс-сотрудник органов безопасности — об одном из самых масштабных расследований, которое вывело на американо-молдавский след и каналы финансирования госпереворотов.  Что помешало довести дело до конца, кто стоит за нелегальными триллионными траншами на постсоветском пространстве с использованием российских банков, как американская компания сыграла на коррупции генералитета СК и ФСБ и каким образом развал «банковской» группы Путина связан с грузинским и украинским кризисами — об этом и не только в откровениях экс-сотрудника КГБ, который охранял президента и руководил секретными финансовыми расследованиями МВД.

ПАСМИ продолжает цикл бесед с Дмитрием Целяковым — человеком, который на протяжении двух десятков лет имел доступ к материалам с грифом «совсекретно»: сначала, как охранник первого президента СССР Михаила Горбачёва, а затем, как руководитель особой группы, созданной в 2000-х годах по указанию главы российского государства Владимира Путина на базе МВД для пресечения банковских преступлений.

В ходе встреч с журналистами Целяков рассказал, как полицейские вышли на верхушку ФСБ и СК, оказывающую покровительство нелегальному триллионному бизнесу для получения финансовых и политических дивидендов.

Итогом войны силовиков стал развал банковской группы, членов которой отправили в тюрьму. При этом, похороненными в архивах оказались ценнейшие оперативные материалы на лидеров черного банковского сектора, к аресту которых подобрался спецотдел.

Неуловимый грузин

«Как ни парадоксально, но конец нашей «банковской группы» я связываю с одним из самых ее крупных успехов — «делом Джубы», вокруг которого переплелись интересы России, США, Грузии и Молдавии.

Но начать хочу в хронологическом порядке. В октябре 2006 года мы пресекли деятельность организованного преступного сообщества, созданного гражданином Грузии Джумбером Эмильевичем Элбакидзе (кличка «Джуба») и его партнером Сергеем Юрьевичем Захаровым (кличка «Рыжий»). За несколько месяцев, в течение которых велась прослушка их телефонных переговоров, был накрыт практически весь основной сектор отмывания денег в РФ, поскольку банковский криминальный бизнес предполагает взаимодействие различных групп.

Ситуация с Джубой была наиболее проста в решении, так как наряду с незаконным отмываним денег в России через него шли финансовые операции в банки Грузии, а кроме того, он жил в нашей стране по незаконно полученному паспорту, оформил в одной из деревень Липецкой области. Кстати, при отработке паспортных данных выяснилось, что запросы по Элбакидзе уже делало ФСБ России, но о дальнейшей их судьбе ничего неизвестно.

С учетом перечисленных обстоятельств было принято решение начать с данной одиозной группы, тем более что в 2006 году она являлась лидером в секторе отмывания денег.

Мы готовились войти на площадку Джубы по адресу город Москва, Большой Каретный переулок, д.20, стр.2, где работал офис под вывеской «Век банк». В операции были задействованы мощности службы Росфинмониторинга, с которой уже было налажено эффективное сотрудничество: мой отдел «накрывал» подозрительные банковские площадки различными техническими мероприятиями, а Росфинмониторинг — отслеживал по данным, получаемым с технического контроля. По указанию руководителя Росфинмониторинга Виктора Зубкова я получил доступ ко всем данным движения по счетам фирм и банков в онлайн-режиме.

Для понимания степени влияния Джубы замечу, что в его схемах в 2006 году было задействовано более 90 технических фирм и около 20 кредитных организаций, среди которых КБ «Банк инвестиций и кредитования», «Сибирский банк развития», «Новый век», «Принт банк», «Неман», «Азимут», «Томск резерв», «Европроминвест», «Бэлком» и другие.

Сначала планировалось, что задержание Джубы проведут французские силовики, чтобы отсечь его от российских «крыш». Мы знали, что Элбакидзе полетит в Ниццу, и я лично ездил в аэропорт, чтобы проверить через какой вход он пройдет. Но потом эта идея провалилась из-за документальных проволочек. В итоге Джубу взяли под наружное наблюдение, сопроводили до места жительства в Москве в районе Можайского шоссе и ждали команды на арест, перекрыв границу.

Однако, меня отстранили от задержания Джубы без каких-либо объяснений, отдав дело в другой отдел. Об этом решении мне сообщили утром, как только я пришел на работу, а в тот же день вечером личным указанием заместителя министра внутренних дел РФ Андрея Новикова я был опять восстановлен в полномочиях и получил приказ задержать Джубу. Но, как выяснилось позже, за эти несколько часов, что я был отстранен, для Элбакидзе открыли границу и дали уйти.

Когда я начал разбираться в причинах провала, выяснилось, что наружное наблюдение не охватывало весь жилой комплекс, а на задержание выделили просто ничтожное количество людей. Явно было видно, что кто-то очень не хотел, чтобы его задержали…

Международные покровители

10 ноября 2006 года Джубу объявили в федеральный розыск по уголовному делу № 248103, а наша банковская группа продолжила двигаться дальше, разгребая черный финансовый сектор. Чем дольше мы работали, тем четче понимали, что Элбакидзе был лишь частью неких крупных сил, судя по всему — политических, в интересах которых на постсоветское пространство вливались миллиарды рублей.

Так, когда история Джубы «утекла» в СМИ, Банк Грузии начал уверять, что никаких транзитных операций не было, хотя, согласно данным Росфинмониторинга, операции проводились с избытком. Дать полную оценку их объемам сложно до сих пор, так как работало несколько крупных ОПС и обороты достигали сотни миллиардов рублей.

Позже, в феврале 2008 года, поступят данные о том, что Джуба осуществлял нелегальный транзит средств в банки Украины и Молдавии через филиал московского банка «Крайний Север». То есть, Элбакидзе отрабатывал не только грузинскую линию, но и весьма внушительную часть постсоветской территории и продолжал работать с другими ОПС. В рамках уголовного дела № 248103 мы арестуем на счетах «Крайнего Севера» 680 млн. руб.

Между тем, в ходе расследования мы вышли еще и на американские связи Джубы. Дело в том, что до незаконной легализации на территории РФ Джумбер Элбакидзе работал советником по иностранным инвестициям в страны Восточной Европы некого гражданина США Джеймса Келли. Также, материалами прослушки было установлено, что Элбакидзе часто разговаривал с неким «Важи».

Сперва мы ошиблись и идентифицировали Джеймса Келли как сенатора США, но потом выяснили, что он является учредителем американской компании «Trans-OiL Grop» — это крупный трейдер зерна, с 90-х обосновавшийся на территории Республики Молдова, имеющий стратегические планы развития в Черноморском регионе, куда входят такие страны, как Грузия, Украина и Румыния. Проекты «Trans-OiL Grop» финансируются из фонда «OPIC», созданного Конгрессом США для продвижения экономической и национальной безопасности штатов. А тот самый «Важи» из прослушки Элбакидзе — ни кто иной, как американский гражданин Джаши Важи, который спонсирует Атлантический совет, созданный для развития экономики стран НАТО.

Однако установить тогда, какую роль играет Джуба в политических играх, я не успел. Но все точки над «i», как ни странно, помог расставить мой арест.

Обиженные банкиры

Поводом для ареста было, с одной стороны, желание ряда силовиков меня устранить, а с другой — интересы ряда лиц, отмывающих деньги. В частности, отличный случай решить свои и чужие проблемы подвернулся банкиру Герману Горбунцову и вице-президенту одной из его структур Петру Чувилину. Заодно им удалось получить бонусы — как выяснится позже, от Джаши Важи.

Зачем Джаши Важи меня устранять? Его интерес был в том, чтобы помочь Джубе вывести из России деньги, оставшиеся после его срочного побега, а уголовное дело и моя работа по грузинскому, украинскому и молдавскому направлению затрудняли эту задачу. А Горбунцов и Чувилин взамен получали право на эксклюзивный канал по транзиту денежных средств из РФ через банки Молдавии.

Связь Германа Горбунцова и Петра Чувилина с «американскими товарищами» Джумбера Элбакидзе, а также с молдавскими властями проследить несложно. Герман Горбунцов являлся владельцем молдавского банка «Универсал», а его партнером выступал Джаши Важи. Важи — лицо очень влиятельное и его часто видели в компании с президентом Республики Молдова Владимиром Ворониным, а также с негласным правителем страны Владимиром Плахотнюком.

Кстати, после того, как Герман Горбунцов принял участие в моём устранении и выдвинул против меня обвинения в российском суде, президент Молдавии Воронин лично вручил ему паспорт молдавского гражданина.

Мистификации за $3 млн

Не случайной является даже дата моего задержания — июнь 2008 года. Потому что в мае 2008-го произошли события, после которых либо надо было убирать меня со сцены, либо начались бы громкие процессы и над банкирами, и над силовиками.

Итак, заявление о вымогательстве в Управления «М» ФСБ России Петр Чувилин написал 22 мая 2008 года. А за несколько дней моя специальная оперативная группа вскрыла очередную грандиозную мистификацию со снятием Джубы с федерального розыска.

Все началось с того, что 15 мая 2008 года в Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России поступили данные, что за $3 млн, занесенные неким высокопоставленным силовикам, Джубу сняли с федерального розыска. И эта информация подтвердилась: мы, действительно, не обнаружили Элбакидзе в списке разыскиваемых.

В ходе разбирательств всплыла следующая картина. В феврале 2008 года на Волгоградском проспекте в Москве Джубу якобы задержал по ориентировке некий инспектор ДПС УГИБДД города Москвы Уваров С.А. и доставил его в ОВД «Текстильщики», о чем он написал рапорт на имя начальника ОВД Колмыкова С.В. Еще один рапорт на имя Колмыкова был составлен оперуполномоченным ОУР Шафеевым М.В., после чего Джубу якобы отвезли в ОВД по району «Марьинский парк». Там от Элбакидзе якобы получили объяснение, копии документов и расписку об обязательной явке в СК при МВД России, после чего — отпустили. 19 февраля 2008 годы об этом якобы уведомили Департамент экономической безопасности МВД России, а 20 февраля 2008 года Джубу сняли с розыска.

Вот только в ходе проверки мы установили, что инспектор ДПС капитан милиции Уваров С.А. в 2008 году в московских органах внутренних дел не работал, поскольку уволился полтора года назад в звании старшего лейтенанта, и рапорт, написанный от его имени, — фальшивый, как и все последующие незаконные действия сотрудников МВД.

Разбираться в этом должностном преступлении мы начали сразу же: 19 мая 2008 года изъяли данные из информационного центра московского ГУВД, а 27 мая — направили запрос начальнику УВД по ЮВАО г. Москвы Михаилу Бородину.

Таким образом мы полностью собрали материал на возбуждение уголовного дела, оставался всего один шаг, чтобы понять, кто снял Джубу с розыска… Сами милиционеры на такие фокусы не отважатся.

Кстати, параллельно мы добились того, что Джуба вновь появился в федеральном розыске. Но 10 июня 2008 года меня задержали и отправили в Кремлёвское СИЗО, как особо опасного для государства преступника. А уголовное дело Джубы, как и все уголовные дела по другим банкирам, забрали из производства СК при МВД России.

Нехороший след ФСБ

Кто из российских спецслужб обладает такими полномочиями, что может снять с федерального розыска лидера российского обнального рынка, деятельность которого имела признаки финансирования режима в Грузии? Только ФСБ!

Такие случаи уже были. Например, Евгений Двоскин с аннулированным документами 29 мая 2008 года пересёк закрытую для него границу РФ и только благодаря мне его арестовали в Монако по запросу ФБР. Границу ему открыла 6-я служба УСБ ФСБ России при содействии председателя СКП России Александра Бастрыкина и следователя Марины Ломоносовой, которые предоставили ему государственную защиту. А операцию со снятием с розыска Джубы провернуло Управление «М» ФСБ России: ранее я сталкивался с тем, как они используют удостоверения прикрытия, например ФСКН.

Я уже рассказывал о связях Федеральной службы безопасности с обнальным рынком: содействие группам, «сжигавшим» банки оказывал лично экс-начальник Управления «М» ФСБ России Владимир Крючков, а также его заместитель Владимир Максименко. Управление «М» курировал тогда первый заместитель директора ФСБ России Сергей Смирнов.

Я давно знал, что мешаю им, а весной 2008-го мои источники сообщили, что в управлении «М» ФСБ России прорабатывается вопрос моего устранения. В мае 2008-го я как раз встречался с сотрудниками 6-й службы УСБ ФСБ России, которых просил помочь пресечь провокацию, которая готовится в отношении меня. Но помогать мне отказались…

Зато уэсбэшники взяли под госзащиту Евгения Двоскина — не менее известного, чем Джуба, черного банкира. Покровительствовал финансисту всесильный Иван Ткачев — заместитель начальника 6-й службы УСБ ФСБ России. Этим он занимается и до настоящего времени, несмотря, что работает начальником Управления «К» СЭБ ФСБ России.

Хочу заметить, что компромат на Двоскина в части незаконных финансовых операций собрала не только моя банковская группа, но и американское ФБР: в 2008-ом спецслужба США прислала запрос на его выдачу, но Генпрокуратура отказала в депортации. Причем, арестовывать Двоскина в России никто не собирался. Вместо этого обнальщик выступил свидетелем в моем уголовном деле, а также стал заявителем в судебном процессе над спецагентом МВД Александром Шаркевичем.

Складывая все элементы пазла, получаем единую картину, как эфэсбэшники сыграли в своих интересах на заявлении Чувилина и Горбунцова, отрабатывавших молдавский заказ.

После моего устранения сразу закрылся вопрос о поддельном рапорте Уварова, «банковская» группа была развалена, а все оперативные наработки — парализованы.

Следователь с фантазией

Не устану повторять, что отдельную благодарность за захоронение оперативных материалов по лидерам банковских ОПС следует адресовать следователю по особо важным делам СКР РФ Марине Ломоносовой, которая вела мое дело.

Ее действия вообще не поддаются логическому объяснению. Возбудив в отношении меня уголовного дело, она почему-то остановила всю работу оперативных подразделений по Джубе: в июне 2008 года Ломоносова изъяла с секретного учёта МВД России материалы с «грифом» по банковским махинациям и грузинским каналам, при этом, не поставив их на секретный учёт в СК. А часть материалов по Двоскину и вовсе попали лично к нему в руки, после чего он смог вновь восстановить поддельное гражданство в России, в котором его уличила наша банковская группа.

Разбираться в вопросах соблюдения режима секретности и хранения гостайны должно Управление «М» ФСБ России. Но, как вы сами можете понять, все мои заявления о нарушениях были проигнорированы.

Замешана Марина Ломоносова совместно с Управлением «М» ФСБ России и в фальсификациях материалов прослушки. Ранее я рассказывал, как мои телефонные разговоры с друзьями были выданы за беседу с моим коллегой Александром Носенко, чтобы выдернуть из контекста фразы и перевернуть их. В проведении фоноскопической экспертизы мне, естественно, отказывают, а мои заявления о преступлении укрывают 11 лет.

Таким же образом «подкорректировала» Ломоносова и результаты ОРМ «Оперативный эксперимент» который показал, что Пётр Чувилин и Герман Горбунцов действуют в интересах Джаши Важи для получения различных профитов на территории Молдовы. Дело в том, что после заявления в ФСБ о вымогательстве Петра Чувилина были обязаны поставить на прослушку. В итоге на запись попала информация, лишняя для эфэсбэшников и Чувилина, например, как банкир встречается в московском «Бэд Кафе» с партнёром Джубы Сергеем Захаровым, а потом звонит самому Джубе.

И что делает Ломоносова? Она «делает вывод», что на записях звучит голос не Захарова, а Вадимаса Кастуеваса, который, по легенде Управления «М», участвовал в передаче денег от Чувилина и Горбунцова Александру Носенко.

Данную фальсификацию я обнаружил, когда стал изучать свое уголовное дело. Приведу несколько выписок. Для удобства я сделал свои пояснения в скобках.

Чувилин: Нет. Смотри, какая ситуация. Он (Джуба) говорит, что он не может выдернуть свои деньги, потому что как бы Сергей Захаров не может с ним рассчитаться. Я, говорю: «А почему ты сам тогда не едешь в Москву?» — Потому, что у меня уголовное дело. Я говорю: «Слушай, ну Сергей (Захаров), я думаю, выехал бы к тебе, там какие-то вещи порешали бы.

Захаров: Он не хочет ничего решать…. Есть выходы, все есть… Я вроде разрешил … Они там всё позакрывали. А вопрос сложный. Грузинский вариант.

Обратите внимание, в этом отрывке Чувилин называет Захарова по имени и фамилии, и тот отзывается. Кроме того, Чувилин прекрасно понимает, что такое «грузинский вариант».

А это фото из обвинительного акта заключения составленного 13.10.2009 года Мариной Ломоносовой и эта запись трактуется как разговоры Вадимаса Кастеваса с Петром Чувилиным.

Итак, из беседы Чувилина и Захарова следует, что Джуба хочет забрать деньги из России, а из дальнейшего разговора становится понятно, что деньги от Джубы требовал Даши Важи для финансирования крупной сделки компании «Trans-OiL Grop».

Чувилин:… у нас просто есть партнер (Важи), который в Молдавии очень много помогает, а они по Америки какие-то товарищи. Они с этим партнером кружат, а тот говорит: «Когда-деньги-то?»… вот когда он (Джуба) учился, он учился на деньги вот этого нашего американца (Важи) как бы русского происхождения. Вот и всё… когда пошла речь за этот самый, за одесский порт с элеватором… он (Джуба) стал говорить, что он тоже может быть дольщиком, у него есть деньги, но деньги ему не отдают в Москве как бы вот и всё. Там зерновой порт просто. Мы в Молдавии банк купили как бы…

Итак, одесский «зерновой порт» — это сфера интересов американского зернового трейлера «Trans-OiL Grop», работающего в черноморском регионе. А забрать деньги из Москвы Джубе мешало то самое уголовное дело, которое вела наша «банковская группа» и материалы которого сняла с секретного учёта Марина Ломоносова по указанию Александра Бастрыкина — без него такие вопросы не решаются.

Также хочу опубликовать ещё один очень важный фрагмент стенограммы из этой же беседы Чувилина с Захаровым 28 мая 2008.

Захаров: Он (Джуба) столько проблем создал. Он весь рынок засветил …писали, всю работу с евроклубом… все фамилии все имена … проходят… Я его очень уважаю… Профессионал и порядочный ещё. Ну тут такие вещи… Зачем? Очень просто, сейчас надо уйти в тину и забыть все эти дела…

Захаров: Меня предупредили, что, если не хочешь проблем, забудь о нём. Я же тоже … (заносил) ребятам на Лубянку, чтобы всё закрыть. А там не так всё просто было.

Чувилин: Я всё прекрасно понимаю. Я же без каких-то там..

В этом отрывке Захаров как раз упоминает про «засвеченный» в разговорах Джубы «евроклуб», и чем они все занимаются. А за фразой про Лубянку, думаю, стоит вся банальность ситуации, так как все вопросы решаются в ФСБ.

Деньги на кризисы

В своих заявлениях от февраля 2018 года Владимир Путин и секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев обращают внимание на ситуацию, сложившуюся в Молдавии, которая напоминает украинский «майдан». Но какой ещё может быть молдавская ситуация, если внутри страны центральный аппарат СК России и ФСБ творят такое, прикрываясь некой борьбой с коррупцией.

Банковские махинации — это зеркало политических процессов: чтобы финансировать войны, терроризм, госперевороты, нужны скрытые каналы финансирования, причём воевать всегда лучше за чужие деньги. Я уверен, что нынешнее напряжение с Молдавией можно было предотвратить ранее, но Александр Бастрыкин с момента образования СКП России вместе с кураторами занял деструктивную позицию.

Буквально на днях, 22 февраля, появилась новость о том, что лидер Демократической партии Молдавии олигарх Владимир Плахотнюк причастен к нелегальному выводу 37 млрд рублей из России. Наши силовики, наконец, установили, что через российские банки под вымышленными предлогами проходили валютные транши на счета иностранных организаций.

Только вот ущерб гораздо больше, чем эти официально заявленные 37 миллиардов, потому что валютные операции проводились не только в 2013-2014 года, как указывается в пресс-релизе МВД: мы еще 11 лет назад, в 2007 году направили официальные письма в адрес Александра Бастрыкина, в которых отражали ситуацию с Джубой.

Кроме того, в 2008-ом, перед своим арестом, я пытался предупредить руководство страны, что наша банковская группа выявила события, которые могут произойти в августе 2008-го — грузинский конфликт, последующее падение стоимости углеводорода и экономический кризис. В апреле 2008 года я доложил об этом начальнику Департамента по борьбе с организованной преступностью МВД Сергею Мещерякову. Он попросил написать подробную справку, которая должна была лечь на стол президенту. Помешал этому мой арест.

Я не претендую на лавры великого экономиста, но работая в сфере пресечения нелегальных траншей через банки, я получал получил возможность выявить схематику регулируемых кризисов. И я могу сделать вывод: коррумпированность российской правоохранительной системы сегодня угрожает не только экономической, но и национальной безопасности страны.

И еще у меня есть вопрос: Если банковская группа, созданная по инициативе Путина, состояла из коррупционеров, почему после нашего ареста так и не были задержаны ни Джуба, ни Двоскин? И внятного ответа до сих пор нет».

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *