Еще один регион Украины захотел автономии. Получит ли Киев второй Донбасс?

Насильственная украинизация стала одной из главных причин непрекращающейся войны в Донбассе. Но не только жители юго-востока Украины безрезультатно пытаются отвоевать право на родной язык. Политика Киева привела к формированию нового очага сепаратизма на западе страны — в Закарпатье, где проживают этнические венгры, румыны и русины, терпящие те же культурные притеснения, что и жители Донбасса. Их оружием в борьбе за свою культуру стала поддержка государств ЕС, что пугает власти Украины куда сильнее, чем артиллерия ДНР и ЛНР. «Лента.ру» разбиралась, почему Киев не хочет менять спорный внутриполитический курс и могут ли закарпатцы повлиять на исход войны в Донбассе.

Из уст в уста

Еще в 2003 году второй президент Украины Леонид Кучма назвал политику украинизации «восстановлением справедливости». Но только спустя 14 лет в период правления Петра Порошенко на фоне присоединения Крыма к России и войны в Донбассе Киеву все-таки удалось закрепить ее законодательно и принять указы, фактически запрещающие употреблять в публичной сфере языки нацменьшинств. И в первую очередь — русский, до сих пор остающийся родным почти для половины жителей страны.

Однако одиозный закон «Об образовании» и принятый двумя годами позднее закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» стали серьезным вызовом для нового президента Владимира Зеленского. Его предвыборная кампания, изобиловавшая миротворческими заявлениями, ожидаемо нашла поддержку в юго-восточных регионах, связавших с молодым политиком надежды на изменение языкового законодательства. Но в нынешней политической реальности пойти на эти изменения трудно даже при наличии политической воли. А она, судя по всему, отсутствует. Команда Зеленского с самого начала решила обходить стороной проблемный культурно-языковой вопрос, боясь обвинений в «предательстве», «пособничестве России» и потери имиджа. Сам же президент высказался однозначно: среди приоритетов его внутренней политики нет языкового вопроса.

Brendan Hoffman / Getty Images

Вскоре после формирования нового правительства молчание и вовсе сменилось националистической риторикой, а команда президента перестала скрывать приверженность реформам Порошенко. Новый министр культуры, молодежи и спорта Украины Владимир Бородянский сразу после назначения заявил, что не видит оснований для пересмотра языкового закона. Свою позицию он объяснил защитой украинских национальных интересов. Позднее его поддержала глава министерства образования Украины Анна Новосад, подтвердившая, что изменений политики в сфере образования ждать не стоит.

С сентября 2023 года нормы закона затронут школы, где обучение пока ведется на языках Евросоюза. Пока же власти займутся закрытием оставшихся на Украине 194 русскоязычных школ (в 2014 году их было 621). С сентября 2020 года все русскоязычные школы полностью перейдут на украинский язык.

И даже несмотря на то, что против реформы сегодня выступает примерно половина жителей Украины, ожидать уступок со стороны «Слуг народа» не приходится. Радикалы, протестующие на улицах Киева и в Донбассе против «формулы Штайнмайера», показали, что будут до последнего противостоять любому изменению статус-кво в вопросах национальной политики. Власть не пойдет с ними на открытый конфликт. А значит, ей проще закрыть глаза на мнение 47 процентов русскоязычного населения.

Языковой разлом

В комментарии «Ленте.ру» директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник рассказал, что из-за неминуемых протестов власть в ближайшее время не сделает русский язык региональным. Кроме того, реформу также не поддерживает значительная часть команды Зеленского, указывает политолог.

«Сегодня у власти очень хрупкий баланс равновесия на фоне попыток что-то сделать по Донбассу, а такое решение «Слуг народа» дополнительно спровоцирует и даст им почву для нагнетания ситуации», — пояснил Бортник.

При этом реинтеграция неподконтрольных Киеву территорий Донецкой и Луганской областей вряд ли возможна без законодательного закрепления за Донбассом культурно-языковой автономии. В ДНР и ЛНР неоднократно заявляли, что насильственная украинизация несовместима с минскими договоренностями. Да и сам Зеленский успел обмолвиться, что именно вопрос языка стал причиной непрекращающейся уже шестой год гражданской войны. В украинской столице, однако на ситуацию смотрят иным образом, нежели в Донбассе.

Reuters

Спикер парламента Дмитрий Разумков назвал приоритетом информационную борьбу за умы жителей неподконтрольных территорий. Иными словами, Киев собирается вернуть их «ментально». Эти же тезисы позднее повторил и новый советник секретаря Совета национальной безопасности Украины по вопросам реинтеграции Донбасса, бывший игрок Клуба веселых и находчивых (КВН) Сергей Сивохо. Он пообещал, что в культурно-гуманитарных проектах задействуют выходцев с юго-востока, знакомых с региональной спецификой.

Однако все гуманитарные инициативы выглядят уныло на фоне слов Зеленского о нежелании предоставлять Донбассу автономию и постоянных срывов разведения войск. Какие-либо договоренности, тем более гарантированные международным посредниками, относительно содержания закона об автономии сегодня отсутствуют. А значит, и языковой вопрос остается на полном усмотрении депутатского корпуса Верховной Рады Украины.

Мадьярский фактор

Не только Донбасс с приходом Зеленского ждал изменений жесткой национальной политики. Курс украинских властей тревожит многочисленные общины этнических венгров и русинов, компактно проживающих в Закарпатье. Это мешает Киеву налаживать отношения с Европой, а именно с ближайшими соседями — Варшавой, Бухарестом и в первую очередь Будапештом.

Дипломатический конфликт между Украиной и Венгрией разгорелся еще осенью 2017 года из-за вступления в силу закона «Об образовании». Будапешт рассматривает свою общину за рубежом как часть единой венгерской нации, которую власти обязуются защищать согласно Конституции страны. Венгрия с октября 2017 года даже наложила вето на переговоры Украины с НАТО до тех пор, пока общине не будет возвращено право обучаться на родном языке. Власти страны требуют, чтобы Киев выполнял Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств, ратифицированную Радой в начале 2000-х годов. В октябре 2018 года Украина и Венгрия обменялись высылкой консулов. Причиной стало недовольство киевских властей предоставлением Будапештом венгерского гражданства жителям Закарпатской области.

В результате конфликта под давлением Брюсселя на Украине приняли ряд послаблений в отношении языков Евросоюза. Однако в Будапеште не так давно заявили, что Киев так и не сделал реальных шагов, направленных на решение этого вопроса.

«Мы были бы счастливы, если бы слова украинцев подкреплялись еще и практическим содержанием. Если этого не произойдет, мы будем вынуждены перейти к рассмотрению дальнейших мер», — заявил министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто.

Reuters

Так, общественный резонанс вызвали слова главы Закарпатской области Игоря Бондаренко, прямо высказавшегося в поддержку ассимиляции местных венгров.

«По вопросу с венграми скажу вам так: мне очень понравилась позиция нашего министра иностранных дел [Вадима Пристайко], который сказал, что у нас в Закарпатье нет венгров, а есть украинцы венгерского происхождения. Если они нуждаются, чтобы у них преподавалось все на венгерском языке, мы же с вами понимаем, что это неправильно, так не будет», — сказал политик.

30 октября, во время визита совета НАТО на Украину, Венгрия заблокировала совместное заявление послов альянса в знак протеста против национальной политики Киева в отношении закарпатцев.

«У нас не было другого выбора», — заявил Сиярто и подчеркнул, что Будапешт не готов жертвовать судьбами 150 тысяч этнических венгров на Украине ради геополитических интересов.

Несмотря на жесткую позицию Киева, закарпатские венгры вскоре собираются обратиться к украинским властям с предложением о создании территориальной общины с центром в Берегово. По сути, это будет обширный «венгерский» округ. В Киеве такие инициативы воспринимают как попытки перейти «красные линии», о которых не так давно говорил Пристайко — по его словам, ни для решения венгерского вопроса, ни для урегулирования конфликта в Донбассе Украина не пойдет на изменение Конституции и федерализацию страны.

Однако проблема закарпатских венгров остается для Украины значимым фактором на пути интеграции страны в ЕС и НАТО. Именно поэтому венгерское меньшинство при поддержке официального Будапешта и Брюсселя будет и дальше пытаться достичь взаимовыгодного соглашения с Киевом. И при таком раскладе послабления для венгров вполне возможны. Однако надеяться на существенные изменения для русскоязычного населения Закарпатья и этнических русинов не приходится из-за острой политизированности вопроса об их статусе.

Русинский статус

Вопрос признания закарпатских русинов национальным меньшинством является еще одним фактором дестабилизации ситуации в Закарпатье. Украинские политики заговорили о нем после недавнего скандала, произошедшего из-за встречи президента Чехии Милоша Земана с делегацией закарпатских русинов. Событие приурочили к исторической дате: столетнему юбилею подписания странами Антанты и Австрией Сен-Жерменского договора, по которому 3 сентября 1919 года Подкарпатская Русь вошла в состав Чехословакии на правах широкой автономии.

Делегация попросила чешского лидера обратить внимание президента Украины на проблемы общины: существование русинов как отдельного народа признается сегодня рядом стран Европы, а также в ООН, однако в Киеве их рассматривают как группу украинского этноса, не предоставляя им прав национального меньшинства. Земан согласился поговорить на эту тему с Зеленским и отметил, что русинский язык мог бы получить статус регионального после того, как Украина приступит к выполнению минских соглашений по Донбассу и разработает закон об особом статусе.

После этой встречи МИД Украины вызвал посла Чехии Радека Матулу для получения разъяснений. Дипломат заявил, что Прага отвергает возможность призывов к созданию автономии русинов. Тем не менее в МИД указали, что будут решительно реагировать на любые попытки ставить под сомнение территориальную целостность страны. Позднее украинский посол в Чехии Евгений Перебийнис выразил уверенность, что русинский вопрос является политическим проектом, «который в значительной степени поддерживает, продвигает и финансирует Кремль с целью дестабилизации ситуации на Украине, прежде всего — в Закарпатье».

@podrobnosti

Эта инициатива русинов показала, что и после смены власти любые вопросы о расширении культурных и языковых прав этнических групп на Украине трактуются не иначе как посягательство на суверенитет страны. Еще во время президентства Порошенко подобные заявления воспринимались однозначно — как проявление сепаратизма. Сами же русины настаивают, что вопрос об автономии последний раз поднимался ими еще в 1991 году, когда во время референдума в Закарпатье почти 75 процентов жителей области проголосовали за наделение региона статусом самоуправляемой территории. От Киева они требуют сегодня только признания их национальным меньшинством и предоставления права изучать русинский язык и культуру в школах, не посягая на территориальную целостность.

Как рассказала «Ленте.ру» руководитель Австрийского координационного центра русинских организаций Татьяна Поп, община давно уже не испытывает иллюзий относительно украинской власти. По ее словам, русины для Киева являются проблемой, которую украинские правящие элиты создают себе сами, нарушая при этом нормы международного права и национальное законодательство.

Неизбежность поляризации

Национальные меньшинства на Украине продолжают искать поддержку внешних сил, что неминуемо вызывает опасения Киева в усилении влияния на страну соседних государств — России, Венгрии, Чехии и Польши. Поэтому курс киевских властей на формирование мононационального государства вряд ли поменяется в ближайшей перспективе. Даже несмотря на заверения политиков в намерении соблюдать минские договоренности, предусматривающие предоставление широкой автономии Донбассу.

По мнению Руслана Бортника, смягчение языковой политики все же возможно, однако произойти оно может только благодаря усилиям Венгрии — именно с ее стороны Украина испытывает наибольшее давление в гуманитарной сфере. И только в этой связи можно ожидать каких-либо законодательных послаблений, в том числе и для русского языка.

«В то же время я не думаю, что власть в ближайшее время будет готова принять закон об особом статусе Донбасса в полном понимании минских соглашений, в том числе с учетом права на языковое самоуправление, который бы признавал русский язык официальным на территориях, неподконтрольных Киеву», — добавил политолог.

Как в таких условиях Киев собирается реинтегрировать русскоязычный Донбасс, отстаивавший долгие годы свое право на альтернативное видение украинской политики, неясно. Тем более с учетом того, что на любое проявление «пророссийской» позиции власти реагируют крайне жестко, оправдываясь защитой суверенитета. Один из последних примеров — скандал, развернувшийся с оппозиционными телеканалами «112 Украина», NewsOne и ZIK, которые обвиняются в трансляции позиции официальной Москвы.

Так или иначе, воспользоваться ошибками команды Зеленского в культурно-языковой сфере постараются многие политические силы. Прежде всего, занимающая условно «пророссийскую» позицию «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктора Медведчука, известного тесными связями с Россией и лично с президентом Владимиром Путиным. В партии не так давно потребовали от властей прекратить языковую дискриминацию и заявили, что команда Зеленского, устраняясь от обсуждения языкового вопроса, соглашается на необратимость дерусификации, которая неминуемо ведет к очередному конфликту, очертания которого становятся все заметнее на западе Украины.

globallookpress.com

И аналогии напрашиваются сами собой, ведь на Донбассе война началась не вдруг. Сперва граждане мирно выражали свое недовольство и несогласие с политикой государства, и только потом в ответ на жесткие меры перешли к такому же жесткому сопротивлению. В Закарпатье этот рубеж пока не пройден, но чем дальше, тем сложнее будет пересмотреть нормы об украинизации и отыграть ситуацию назад. И в Киеве, похоже, это понимают.

«Вы знаете, что вопросы языка и образования очень расшатывают общество. Я бы так не делал, как она делает. Но мне интересно выяснить этот вопрос», — уклончиво ответил Зеленский на вопрос о словах главы Минобразования Анны Новосад по поводу закрытия русскоязычных школ.

Действительно, социальное напряжение в стране нарастает, и снять его возможно лишь путем внесения поправок в языковое законодательство.

Для этого у Зеленского есть главное — подконтрольное большинство партии «Слуга народа» в Верховной Раде. Глава государства ранее пообещал провести «тщательный анализ этого закона [о языке], чтобы убедиться, что в нем соблюдены все конституционные права и интересы всех граждан Украины». Но предвыборные обещания пока никак не сказываются на реальном обеспечении защиты нацменьшинств от притеснений. В Раде пока предлагают лишь отложить вступление норм о языке образования до 2022 года.

В результате русскоязычное образование исчезнет, по всей видимости, уже в следующем году. «Поблажки» же венграм и румынам, сделанные еще «Блоком Петра Порошенко», затронули только возможность преподавать в школах один или несколько предметов на английском или языках Евросоюза, что не удовлетворяет до конца ни Будапешт, ни Бухарест.

28 октября представители Совета Европы прибыли на Украину с целью выявить соответствие нового закона о языке международному праву. Делегация выяснит, не ущемляет ли Киев права нацменьшинств, о чем станет известно уже в декабре. В МИД Украины не преминули заявить, что «исходят из убеждения, что закон о государственном языке призван расширить возможности для национальных меньшинств играть важную роль в украинском обществе». Особый цинизм сообщению ведомства придает тот факт, что параллельно процессу закрытия русскоязычных школ правительство активно занимается поиском кандидатуры на пост уполномоченного по защите украинского языка.

Зарубежные партнеры способны, в отличие от оппозиции внутри страны, повлиять на команду Зеленского для приведения языкового законодательства в соответствие европейским нормам. Ведь требования Брюсселя и Будапешта могут стать существенным препятствием на пути Украины в НАТО и ЕС. Однако даже если в Киеве и пойдут на уступки, приняв закон о нацменьшинствах, они не затронут общего процесса строительства украинской нации.

Гарантирование прав русскоязычного населения и нацменьшинств может взывать предсказуемую реакцию со стороны националистических группировок, в том числе правой оппозиции в лице экс-президента Порошенко. Тем не менее последнее слово остается за русскоязычным президентом, у которого пока еще есть механизмы для обуздания праворадикальных сил. Пока же языковая проблема продолжает разделять украинское общество, делая невозможной заявленную Киевом реинтеграцию Донбасса, а значит, и полноценное восстановление мира на Украине.

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *